Вопросы без ответов

osce_varПредстоящее с наступлением нового года председательство Казахстана в ОБСЕ давно уже вызывает как немалые ожидания в политических кругах, так и весьма скептические предсказания со стороны тех, кто в успех европейской миссии Астаны не особо верит.

 

 

 

Чего же конкретно ждут от Казахстана на посту председателя ОБСЕ другие государства, и насколько "годичная стажировка" Астаны в Вене, в пусть и не идеально работающей, но все же весьма влиятельной международной структуре, может оказаться выгодной и полезной для стран Центральной Азии?

 

Напомню, что кандидатура Казахстана на пост председателя ОБСЕ по началу воспринята была с известной долей скепсиса. Но в конечном итоге и в Вашингтоне, и Брюсселе решили, что Казахстан для ОБСЕ подходит прежде всего как неангажированный посредник, который в случае возникновения конфликтных ситуаций на континенте может быстро сгладить углы, и помирить даже самых непримиримых противников.

 

И все же какой-то скоординированной позиции у США и Евросоюза относительно формирования отношений с Казахстаном на время его председательства в ОБСЕ так и не было выработано. Как, впрочем, ничего конкретного в плане сотрудничества с Астаной - а самое главное по-настоящему перспективного на будущий год - так и не было предложено и Россией.

 

Вне всякого сомнения, оказав помощь Казахстану при его избрании на пост председателя в ОБСЕ, Россия попытается продавливать в будущем году какие-то свои отдельные инициативы и предложения. Но не стоит забывать, что никаких долгосрочных политических интересов у Москвы в ОБСЕ на сегодняшний день нет, да и быть пока не может. Слишком по-разному видят в Вене и в Москве взаимодействие между собой, и слишком непримиримы позиции России и ОБСЕ по ключевым международным вопросам, в том числе в отношениях Европы с пост-советскими республиками.

 

Что касается позиции Казахстана, то он на своем председательском посту может стать в новом году жертвой сразу двух искушений: стремиться начать "всеохватывающую революцию", и попытаться оставить о себе на долгие годы видимый след в деятельности ОБСЕ - крайне консервативной по своей сути организации. Или же постараться "не дергаться", и по-тихому "качать" в Вене свои национальные интересы, ни с кем особо не ругаясь.

 

Как известно, Казахстан предложил в будущем году поработать по борьбе с угрозами и вызовами, связанными с ситуацией в Афганистане, а также содействовать прокладке транспортного корридора по маршруту Западная Европа - Западный Китай. Но это все ориентиры, напрямую связанные с осуществлением афганской операции силами коалиции, и мало касающиеся развития Центральной Азии на перспективу.

 

Куда важнее будет то, сможет ли Казахстан дальше продвинуться по пути "на Запад", и помочь соседям по региону стать более европейскими, балансируя при этом сохранением дружественных отношений с Россией и Китаем.

 

При этом очевидно, что на посту председателя ОБСЕ у Казахстана имеется очень ограниченная "политическая ниша", в которой он смог бы что-то конкретное сделать на будущий год. И виной тому не столько международная неопытность Казахстана или отсутствие "тяжелого веса" в мировой дипломатии, а значительное количество "мин замедленного действия", заложенных самой бюрократической машиной ОБСЕ, изменить которую еще ни одному председателю не удавалось.

 

Напомню, что ОБСЕ изначально создавалась как некий "пограничный поплавок" между "цивилизованным Западом" и "красным Востоком". "Поплавок" этот разместили в Вене, чтобы удобнее было "присматривать" за неоднозначными процессами в соцлагере. Затем, когда прошла волна расширения НАТО и Евросоюза, "линия размежевания" в Европе переместилась уже в район Черного моря, а с будущего года при казахстанском председательстве в ОБСЕ, она уже пройдет по берегам Каспия.

 

Между тем при любых "разделительных линиях" ОБСЕ остается заложницей непримиримой конфронтации Европы с Россией. Москва считает ОБСЕ крайне неэффективным и предвзято настроенным к ней органом, и Казахстану в будущем году неизбежно придется растаскивать по углам "европейского политического ринга" перманентно враждующие стороны.

 

Фактически то, чем ОБСЕ традиционно занимается, обычно важно только трем сторонам - Генеральному секретарю ОБСЕ, ее председателю и России. Поэтому Казахстану даже самые полезные с виду предложения придется проталкивать в стенах этой структуры с большим трудом, и при мизерной заинтересованности со стороны большей части ее членов.

 

И почти гарантировано можно предположить, что Астане вряд ли удастся развернуть эту организацию в сторону государств Центральной Азии. Проблема в том, что к практической работе по проектам ОБСЕ в этом регионе традиционно не подпускают выходцев из бывшего Союза. А те, кого ставят на эти проекты от других стран, к Центральной Азии не имеют никакого отношения.

 

Реально же заставить работать в новом философском формате ОБСЕ могли бы президент США, а также лидеры Германии и Франции. Но у них на будущий год своих домашних проблем невпроворот, так что особо никто с венской бюрократией из них в будущем году связываться не намерен.

 

А вот в чем реально Казахстан мог бы успешно поработать - это самому попытаться продвинуть не только себя, но и весь регион Центральной Азии для "большой Европы", а также помочь Европе наладить тесные связи с Китаем.

 

Но здесь одного желания Казахстана что-то сделать полезного для Центральной Азии оказалось явно недостаточно. Ведь за прошедший год государстства региона так и не выработали совместной программы действий на время председательства Казахстана в ОБСЕ, хотя шанса следующий раз занять столь высокий пост у одного из пост-советских государств (а не только центральноазиатских) может не быть на долгие годы.

 

Раздираемые собственными противоречиями, и перманентно выясняя, кто из них в регионе "главный", страны Центральной Азии по сути дела упускают прекрасную возможность через Казахстан укрепить и свои политическике, и экономические позиции в Европе, к сотрудничеству с которой все они самым активным образом стремятся. И даже при условии, что у них пока не особо складывается с региональной интеграцией, посредством председательства Казахстана в ОБСЕ центральноазиатским государствам вполне можно было решительнее обозначить свои "западные устремления" на дальнейшую перспективу.

 

А вот в плане сотрудничества Европы с Китаем, Казахстан может стать важным посредником, разыгрывая "китайскую карту" в Европе, и одновременно показав европейцам свою важность для расширения сотрудничества с Пекином.

 

Думаю, что самому Казахстану при любых раскладах будет просто невозможно проводить на посту председателя ОБСЕ собственную политику. Слишком много вокруг желающих (которых вряд ли удастся игнорировать) "давить" на Астану, "прося-требуя" казахстанцев протолкнуть то или иное решение в собственных интересах, а вовсе не в интересах этой общеевропейской структуры.

 

И все же шанс на успешное председательство в ОБСЕ у Казахстана остается. Ведь если им грамотно воспользоваться, то не только "Путь в Европу" самой республики станет короче, но и весь регион Центральной Азии в своем дальнейшем развитии сможет приблизится к общеевропейским и общечеловеческим ориентирам, которые помогут всему региону в будущем успешно двигаться вперед.

 

Посол Центральной Азии по европейским поручениям
Юрий Сигов, из Вашингтона, специально для CА-News

 

 

CA-NEWS (KZ)