«Шабдарбаевщина» как фактор дестабилизации.

altАнализируя ситуацию в стране и пытаясь оценить динамику происходящих процессов, все чаще натыкаешься на КНБ. Из правоохранительного органа КНБ неожиданно стал органом политическим, а его глава Амангельды Шабдарбаев одним из самых влиятельных политиков.


 

 

Вот и на минувшей неделе произошло столько событий, к которым он тем или иным образом причастен, что политобзор волей-неволей оказался посвященным этому ведомству...Чтобы не быть голословными, пробежимся по всем по ним по порядку.

 

«Крыша» не спасает

 

На этой неделе подошло к концу судебное следствие по делу жамбылского спиртово-водочного «короля» Махмадова. По неофициальной информации, он пользовался поддержкой одного из самых влиятельных людей в свите главы государства, еще совсем недавно, кстати, имевшего отношение к одному из правоохранительных ведомств. Но несмотря на это, а скорее всего, именно поэтому оказался на скамье подсудимых с перспективой получить длительный срок.

 

Одно то, что руководитель крупного предприятия, имеющий столь «непротекающую крышу», попал в жернова казахстанского правосудия, говорит о том, что сегодня КНБ и его председатель получили выдающиеся, пусть и негласные, полномочия. Как они их используют, понятно из материалов с грифом «секретно», опубликованных на свою голову главным редактором еженедельной газеты «Алма-Ата Инфо» Рамазаном Есергеповым, за что ему нынче «светит» шесть лет лишения свободы — именно столько попросил прокурор.

 

Хотя в письмах начальника областного департамента КНБ своему руководству в Астане, которые опубликовала «Алма-Ата Инфо», секретным является только сам гриф, редактор будет осужден за разглашение государственной тайны. И с позиции спецслужбы урон ей действительно нанесен серьезный: информация о том, как КНБ оказывает влияние на органы прокуратуры и судей в ведомственных интересах, действительно является опасной, так как вызывает возмущение в обществе, подрывает авторитет чекистов и утверждает народ во мнении, что Казахстан становится полицейским государством.

 

Так что Рамазана Есергепова можно смело назвать жертвой произвола, не первой и не последней, но весьма показательной — потому что редактора и журналиста судят и, судя по всему, осудят за то, за что в демократическом государстве ему бы дали Пулицеровскую или похожую премию. Ведь он просигнализировал обществу, что спецслужба вырвалась из-под контроля и стала опасной, встав над прокуратурой, над судебной системой, не говоря уже про бизнес и гражданское общество.

 

Мухтар Джакишев в центре внимания

 

Следующим сигналом, что спецслужба начала творить произвол как в политических целях, указанных ей Астаной, так и частнокорыстных, стало заявление Ермека Джакишева, брата экс-главы «Казатомпрома», третий месяц пребывающего в застенках КНБ и лишенного конституционных прав на защиту, информацию, медицинское лечение, общение с родными и близкими.

 

Заявление было разослано по электронным адресам казахстанских и российских средств массовой информации — во всяком случае, редакции обеих «Республик» — в Алматы и Москве — его получили. Мы также знаем, что информация о содержании этого заявления появилась в среду на сайте радио «Азаттык» и на некоторых блогах в Интернете.

 

Так вот, Ермек Джакишев прямо обвинил председателя КНБ в том, что он якобы, во-первых, организовал сбор компрометирующих материалов на бывшего президента НАК «Казатомпром», во-вторых, подделал документы, чтобы скомпрометировать его брата в глазах главы государства и добиться санкции последнего на задержание, в-третьих... впрочем, третье обвинение мы воспроизводить на страницах газеты воздержимся, дабы не получить иск от ведомства г-на Шабдарбаева.

 

(На всякий случай отдельной строкой повторим: все эти обвинения выдвинуты братом Мухтара Джакишева, а не редакцией газеты «Республика», в компетенцию которой не входит проверять достоверность подобных утверждений. Но рассказать читателям, что таковые обвинения существуют, — наша прямая журналистская обязанность, как и дать слово председателю КНБ, если он будет готов на них ответить публично.)

 

Что касается самого Мухтара Джакишева, то, хотя кампания по защите его гражданских прав вышла за пределы страны и в нее начали вовлекаться, пожалуй, впервые с 2001 — 2003 годов, послы зарубежных государств, он продолжает пребывать в полной изоляции в застенках КНБ. И, возможно, даже не подозревает, какое возмущение в стране вызвал его арест и незаконное засекречивание его уголовного дела, позволяющее КНБ делать все, что его председателю угодно.

 

Единственное, к чему привела активность общественности и жены Мухтара Жамили Джакишевой, так это к тому, что она тоже стала объектом незаконных действий следователей вышеупомянутого ведомства. Сначала, напомним, ее не выпускали из страны под предлогом, что ее документы не считывают сканеры пограничников. Потом, когда она все-таки уехала, а затем вернулась, за ней начали вести ежедневную слежку «люди в штатском».

 

А на этой неделе Жамиля получила повестку в алматинский департамент КНБ, где ее попытались допросить, чтобы, дав ей статус свидетеля, лишить возможности принять участие в предварительном следствии и судебном процессе в качестве защитника мужа. Правда, Жамиля не поддалась давлению следователя, но факт того, что он пытался это сделать, остается фактом.

 

1001 день нерегистрации

 

«Рука» КНБ ощущается и в давлении на незарегистрированную Народную партию «Алга!», ту самую, что скоро будет отмечать 1001 день своей нерегистрации.

 

По всему Казахстану прокатилась волна преследований, когда сотрудники полиции и акиматов останавливают машины с активистами партии, изымают легально выходящие газеты, в том числе «Республику», пытаются заставить писать объяснительные записки, воспрепятствовать общению с гражданами и так далее.

 

Ну а что касается случая в Семее, где районный координатор ни с того ни с сего начала предъявлять к оргкомитету незарегистрированной партии претензии финансового характера и конфликтовать с коллегами, и обманом исключать членов партии, то он вообще напомнил период 2003 — 2005 годов, когда подобные провокации были нормой.

 

У главы КНБ новые полномочия?

 

Вышеперечисленное — только небольшая часть того беззакония, что связывается в общественном мнении с КНБ и его руководством. Да, коррупция в Казахстане носит системный характер и произрастает в отличие от растений не снизу вверх, а сверху вниз. Поэтому ее корни нужно искать в Астане, в самых высокопоставленных кабинетах. И поэтому раньше с ней боролись тем, что «чистили» «низы». Однако ситуация в стране изменилась. И если прежде коррупцию использовали для развращения госаппарата, подкупа элиты, обеспечения ее послушности, то теперь ее превратили в повод для устрашения, запугивания, усмирения.

 

Технология, применяемая против элиты, проста, но эффективна. КНБ берет «за хобот» и сажает тех, кто находится в окружении влиятельных фигур, причем весьма часто — за дело. И выбивает показания на «агашек» — не факт, что они будут реализованы через уголовное преследование, но то, что они будут зафиксированы, дополнены «доказательствами» и готовы к использованию в любой момент, очевидно.

 

В результате, помимо «чемодана с компроматом» у президента, пополняется «саквояж» с компроматом у председателя КНБ. Хотя, скорее, соотношение обратное: на «чемодан» приходится «вагон и маленькая тележка».

 

В результате получается, что «право отвести за руку» в суд теперь имеет не только гарант Конституции, но еще и глава спецслужбы. Причем право почти не ограниченное — ведь Нурсултан Назарбаев всего лишь человек: когда ему на стол кладут «документы», он вынужден реагировать. Поэтому если не считать самого президента, то в Казахстане не осталось людей, имеющих иммунитет от преследований КНБ. Мы не будем перечислять аресты высокопоставленных чиновников и называть людей, чьими креатурами они слывут или являются, все эти случаи на слуху.

 

Из всего этого можно сделать только один вывод: баланс между членами ближайшего окружения Назарбаева «сломался», и президент уже не способен его восстановить. Чтобы хоть как-то удержаться, он попытался опереться на две группы влияния: Кулибаева — Масимова в экономике и Амангельды Шабдарбаева в «силовом» блоке. Соответственно, те использовали президентский карт-бланш, чтобы убрать, ослабить, выбить, уничтожить своих реальных или мнимых оппонентов и усилиться на их костях. Зачастую их интересы совпадают, как это случилось в деле Мухтара Аблязова и бывших топ-менеджеров «БТА Банка», но в будущем они могут и расходиться.

 

Но принципиально здесь все-таки другое: неизбежным и необратимым следствием того, что первый президент оперся всего на две «могучие кучки», стало то, что он в свою очередь стал их заложником и останется им навсегда. Ведь политические и государственные институты, вроде парламента, прокуратуры, судебной системы, политических партий и гражданского общества, мертвы и будут подчиняться любому носителю верховной власти. А в условиях недемократической политической системы носителем верховной власти станет самый сильный. И кто даст гарантии, что им будет формальный президент?!

 

 


Источник: Газета "Республика - деловое обозрение" №28 (163) от 31 июля 2009 года
Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

More details
Мнение. Деспоты и харизматики

Мнение. Деспоты и харизматики

More details
Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

More details