Казахстана Назарбаева больше нет

Алиев, Кулибаев, Аблязов, Джакишев – сегодня именно эти фамилии в заголовках обеспечивают журналистским статьям о Казахстане выход в топ. Не странно ли, что мировой экономический кризис, объективно пошатнувший финансовую систему нашей страны, вдруг оброс исконно казахскими особенностями и на деле превратился в кризис политический?

nan

Тем временем в кулуарах поговаривают о намерениях Европы пересмотреть решение о нашем председательствовании в ОБСЕ в 2010 году. А эксперты все чаще сравнивают Казахстан-2009 с СССР образца 37-го. Что же происходит с детищем одного из самых сильных и осторожных политиков СНГ?

 

Многое указывает на то, что страну целенаправленно и всесторонне обеспеченно «готовят» к смене президента. Только вот кто шеф-повар нового блюда? На протяжении двадцати с лишним лет эта главенствующая в казахстанской политической кухне роль принадлежала сильному и харизматичному Нурсултану Назарбаеву, но последние события мало похожи на политический почерк, а вернее, политический стиль этого казахстанского лидера. Скорее наоборот.

 

Девальвация тенге, фактическое банкротство крупнейших банков, тотальные финансовые проверки министерств и ведомств с последующими громкими разоблачениями, отставками и арестами, кадровые рокировки в высших властных эшелонах, и все это на фоне ужесточенной цензуры с ее непременными атрибутами: блокадой сайтов, закрытием газет, судебным преследованием за распространение опальных книг. Вам это ничего не напоминает?

 

История – всегда лишь констатация фактов

 

«Каждый народ достоин своего правителя» – весьма популярное изречение, но в нашей стране оно наделяется особым смыслом и используется с разными целями: для оправдания несформировавшегося пока гражданского общества, нелегитимных избирательных процессов, псевдодемократических действий властных и околовластных структур. Иногда так подчеркивается даже наш якобы особый политический курс и стиль.

 

Как известно, стили политики подразделяются на эффективные и неэффективные, авторитарные и демократические. И в этом их коренное различие. Любой государственный политический стиль есть совокупность стандартных процедур выработки и принятия решений, определяющих политический курс и методы его осуществления. К нему также относят стиль политического лидерства, то есть то, каким образом руководитель, в нашем случае – президент, интерпретирует, реализует и демонстрирует свои властные функции.

 

В идеале все появляющиеся на земле государства должны придерживаться эффективного стиля управления и развития. Но история доказывает обратное: из тысяч образованных когда-то государств лишь малые сотни оказались эффективными и выжили. Остальные канули в небытие и стали прахом под сапогами завоевателей. Причем жизнестойкость государств всегда напрямую зависела от эффективности политического стиля, избранного государственным лидером.

 

Современная классификация стилей политического лидерства (параноидальный, демонстративный, компульсивный, депрессивный и шизоидальный) позволяет провести определенные параллели между казахстанскими событиями сегодняшнего дня и историческими примерами из недавнего прошлого.

 

Один из самых сильных лидеров СССР Иосиф Сталин был типичным представителем параноидального политического стиля. В психологии его представители обозначены термином «хозяин». Такой личности свойственны подозрительность, недоверие к другим, сверхчувствительность к скрытым угрозам и мотивам, жажда власти и контроля над другими людьми.

 

Политик параноидального стиля обычно не приемлет другой точки зрения, кроме собственной, за исключением, пожалуй, только очевидной или хорошо доказанной. Его мышление инверсионное, разделяющее реальность на крайности по типу «белое» – «черное», «друзья» – «враги». Стремление к безграничной власти обеспечивается постоянным манипулированием своими подчиненными, интригами и столкновениями их друг с другом.

 

Однако подобный политический стиль обладает значительным ресурсом мобилизации населения, способен решать стратегически важные задачи в исторически ограниченные сроки и последовательно осуществлять свой курс. Опираясь на развитую карательную систему, «хозяин» уверенно лидирует, что и было продемонстрировано Сталиным в годы репрессий и в годы Великой Отечественной войны. По сути, агрессивный и диктаторский режим Сталина вполне эффективно повлиял на развитие и укрепление мощи советского государства.

 

(Из казахстанских политиков этому стилю соответствуют ранний Нурсултан Назарбаев, Нуртай Абыкаев, Имангали Тасмагамбетов, Аслан Мусин.)

 

Игра на публику

 

Современный российский политик Владимир Жириновский – тип политика, придерживающегося демонстративного политического стиля. Он «артист», всегда играющий на публику, с отличительной любовью к внешним эффектам и демонстрациям, страстным желанием нравиться, постоянным привлечением к себе внимания.

 

«Артист» достаточно управляем, предсказуем, может потерять бдительность, наслушавшись льстеца, может лишиться самообладания, столкнувшись с критикой в свой адрес. Реализация продуманного политического курса лидером с таким политическим стилем оказывается невозможной в силу изменчивости мотивации его политического поведения. Желание любой ценой получить политическое признание вынуждает такого лидера порой приносить в жертву даже свои собственные политические убеждения.

НА ЗАМЕТКУ!

Политик параноидального стиля – таким был Иосиф СТАЛИН – обычно не приемлет другой точки зрения, кроме собственной, за исключением, пожалуй, только очевидной или хорошо доказанной. Его мышление инверсионное, разделяющее реальность на крайности по типу «белое» – «черное», «друзья» – «враги». Стремление к безграничной власти обеспечивается постоянным манипулированием своими подчиненными, интригами и столкновениями их друг с другом.

 

Представители демонстративного стиля менее всего предрасположены к упорной и созидательной работе, рассчитанной на длительное время, им не хватает энергии, вследствие чего редко удается завершить начатое дело. (К подобному стилю можно отнести Булата Абилова, Даригу Назарбаеву, Ермухамета Ертысбаева, Нурлана Еримбетова, нынешнего Рахата Алиева.)

 

Ни шага в сторону

 

Эпоха советского застоя прошла под управлением «отличника» Леонида Брежнева– представителя компульсивного политического стиля. Его поведение характеризует напряженность, отсутствие легкости, гибкости, маневра. Такой политик постоянно озабочен, мелочен, слишком пунктуален, догматически подходит ко всем инструкциям, правилам. Его методы провоцируют постоянные конфликты во властных структурах.

 

Особенно дискомфортно «отличник» чувствует себя в экстремальных ситуациях, когда необходимо быстро принимать решения, использовать нестандартные методы. Любые отклонения от запланированного хода деятельности для него болезненны, поэтому «отличник» строго следует избранному политическому курсу, хотя он может и не отражать реальности времени.

 

Постоянно изменяющиеся условия способствуют потере им социальных ориентиров, чувства времени. Он рискует завести общество в тупик, обречь на застой и кризис даже вопреки своим искренним намерениям обеспечить процветание государства. (Этому стилю соответствуют последние шаги казахстанского президента Нурсултана Назарбаева, Серикболсына Абдильдина, Алихана Байменова, Жармахана Туякбая.) Депрессивный политический стиль олицетворяет «соратник» Дмитрий Медведев. Лидер этого типа не способен играть ведущую роль и поэтому пытается объединиться с теми, кто реально может «делать политику». Этот лидер часто идеализирует других политиков, а сам плетется в хвосте событий. Он не имеет своего политического курса, своих подходов к решению возникающих проблем, постоянно обнаруживает личную слабость и политическое безволие. (Типичные представители этого стиля в Казахстане Карим Масимов, Касым-Жомарт Токаев, Ораз Жандосов).

 

Пойдем по «накатанной»?

 

Владимир Ленин до прихода к власти был типичным представителем шизоидального политического стиля. Это стиль лидера «одиночки». Отличительные черты – самоизоляция и самоустранение от участия в конкретных событиях.

 

«Одиночка» не желает присоединяться ни к какому конкретному движению и предпочитает позицию стороннего наблюдателя. Политическая ответственность в подобных случаях практически отсутствует, но стремление к лидерству не позволяет ему долго удерживаться на сторонних позициях и заставляет либо присоединиться к какому-либо движению, партии, либо создать собственную партию.

 

Шизоидальный стиль исторически преходящ и неэффективен. Поэтому по мере участия в политической жизни и расширения властных полномочий такой лидер трансформирует свой стиль, дополняя его чертами параноидального и демонстративного типа. (Из сегодняшних казахстанских политиков этому стилю соответствуют нынешний Акежан Кажегельдин, Галымжан Жакиянов, Мухтар Аблязов, Амиржан Косанов.) Как видим, эта классификация позволяет оценить сегодняшнюю политическую ситуацию достаточно объективно. Схожесть поведенческих реакций и мотиваций налицо, а значит, и предстоящие события грозят развиваться в той же аналогии. Естественно, стили политиков различаются в силу самобытности идеологий, культур, политических ориентаций. Наконец, многое в политическом стиле диктуется конкретными обстоятельствами как в судьбе самого лидера, так и его окружения.

 

Сильной власти больше нет

 

Автор теории лидерства Н. Макиавелли видел роль лидера в обеспечении общественного порядка и стабильности в обществе, в интеграции разнородных интересов и групп и в мобилизации населения на решение общезначимых целей. Именно такой роли до недавнего времени придерживался Назарбаев. Как мудрый политик и государственник, он очень ответственно подошел к созданию собственного стиля правления. Адаптировав лучшие достижения советской политической эпохи с казахской культурой и традициями, Назарбаев презентовал по сути новый, уникальный стиль президентства.

 

Объективно оценив потенциал молодого независимого государства (малочисленность титульной нации и слабость ее политического самосознания, неразвитость современного казахского языка, полиэтничность населения и распределение его на огромных территориях, разность климатических условий, резкие различия в экономике частей страны), первый президент Казахстана избрал путь толерантной созидательности и преемственности. Такая политическая адекватность обеспечила авторитет и влиятельность казахстанского лидера не только в своей стране, но и на международной арене.

 

Избранный стиль позволил ему ставить перед страной грандиозные цели, выдвигать глобальные инициативы, одним словом, «задавать планку». Политика раннего Назарбаева оказалась очень эффективной. Именно она сделала его имя главным брендом Казахстана, наделив его соответствующими статусу эпитетами: первый президент, отец – основатель государства, руководитель-реформатор, политик глобального масштаба.

 

В итоге в стране сформировалась устойчивая президентская модель власти с почти неограниченными возможностями и полномочиями президента. Политический стиль Назарбаева совершенствовался, обрастал своими узнаваемыми символами: новая столица – Астана, «Байтерек» и «Золотой человек», партия «Нур Отан»… Семнадцать лет назад, 4 июня 1992 года, были впервые утверждены новые государственные символы независимого Казахстана. Язык геральдики отразил миролюбивую сущность казахов, сочетающуюся с бесстрашием льва, прозорливостью сокола, физической мощью и силой быка, быстротой и скоростью лани, хитростью и находчивостью лисы. Характерно, что даже в государственной атрибутике – одной из незыблемых основ государства – нашли отражение имиджевые характеристики казахстанского лидера.

 

Здесь стоит пойти против широко распространенного мнения и сказать, что даже в рамках президентской модели Назарбаева имелись, прорастали и развивались тенденции демократии и парламентаризма. У Казахстана были собственные демократические традиции, как старинные, восходящие еще к выборам хана и суду биев, так и современные, которые в эпоху раннего Назарбаева достаточно ярко проявились.

 

Сила и эффективность политического стиля Назарбаева подчеркивались и появлением в его орбите молодых харизматичных лидеров, новых брендов, работающих наравне с президентом на укрепление государственного имиджа: Олжас Сулейменов, Дарига Назарбаева, младотюрки, движение «Невада-Семипалатинск», партии «Асар» и «Ак жол».

 

Но сегодняшние инициативы Назарбаева очень напоминают советские образцы брежневской эпохи, например выдвижение пятилетнего плана на XII съезде партии «Нур Отан»… Вряд ли подобное совпадение является случайным. О «застое» в казахстанской политике говорят эксперты и СМИ. Не только «стоящие у трона», но и совершеннейшие обыватели, кажется, уже вполне осознали: сильной власти Назарбаева больше нет.

 

Кажется, совсем недавно президент мог позволить себе любого чиновника «взять за руку и отвести в суд», и такая риторика воспринималась обывателем весьма и весьма органично, а сегодня общество недоумевает: почему отмеченный президентом два с половиной года назад кавалер ордена «Курмет» Мухтар Джакишев вдруг оказался под арестом?

 

Но общественное мнение, констатирующее недальновидность политического лидера, это ведь не простое «недоумение», это уже попрание авторитета – основы власти. Падение авторитета лидера влечет за собой разложение политической элиты. То, что происходит в стране сейчас, до боли напоминает феодальную борьбу местечковых князьков за хоть какую-то власть. Роль лидера низводится до затравленного и злобного личностного противостояния «узурпаторам». Элита страны выхолощена, разобщена и настроена на соблюдение только собственных интересов и правил. Надвигается война капиталов, стремящихся любыми способами легитимизировать свое «право на престолонаследие».

 

За будущее отвечают все

 

Однако ошибаются те, кто считает субъективный закат Назарбаева своим объективным рассветом. Multi sunt vocati, pauci vero electi – много званых, но мало избранных. «Власти» на всех «наследников» явно не хватит, президент Назарбаев это прекрасно понимает. Перед ним стоит сейчас очень непростая задача: сформировать и гарантировать будущее созданной им страны. Время раздумий закончилось, пришла пора диалога, но общество и элита, выпестованные им, договариваться не умеют и не хотят. Что в этой ситуации предпримет лидер – государственник и политик?

 

Не так давно другой политик, Адил Тойганбаев, говоря о «карме лидерства», подчеркнул достаточно жестко: «Политикой востребован не овощ, а хищник. Умеющий любить и драться, готовый к тому, чтобы отстаивать в жестоком мире интересы своей страны, своей стаи. Готовый в конечном счете убивать и быть убитым…»

 

Надеемся, что Назарбаеву и тем, кто сегодня находится с ним рядом, во имя будущего не придется «убивать» – извне республике, к счастью, никто пока не угрожает. Хотя внутри страны репрессии вполне возможны. Как возможны еще более кардинальные перестановки во власти, мощное усиление или понижение роли и влияния КНБ, АП и других институтов. Назарбаев-политик приложит все усилия для того, чтобы остаться в истории отцом – основателем казахской независимости.

 

Однако за будущее Казахстана несет ответственность не только президент. Справедливо заметил в свое время Нурбулат Масанов: «Смена власти будет в любом случае, вопрос только в том: когда и как... Хотелось бы как можно быстрее и мирным путем…» Но это обращение не только к Назарбаеву, но и к казахстанской элите и интеллигенции, кто наравне с президентом будет ответственен перед казахским народом, перед страной и сегодня, и завтра.

 

Мысли о необходимости трансформации системы политического устройства Казахстана высказывались неоднократно. Вот достаточно четкое обоснование преимуществ парламентской формы правления перед президентской: «Президентская модель уместна там, где происходит исторический слом, где ощущается несформированность элиты, отсутствие качественных политических институтов. То есть это переходный вариант. В долгосрочной перспективе его минусы на порядки превосходят предполагаемые плюсы. Президент – это компенсатор государственной неполноценности. Выбирая, мы доверяем ему полноценные полномочия монарха. Власть, выданная в таких размерах, способна развратить даже цельного еще недавно человека…»

 

Согласитесь, вполне логично. И даже в такой непростой ситуации, как сейчас, страна может стать эффективной и сильной, причем именно в рамках парламентской республики и демократического политического стиля, предусматривающего открытость при обсуждении политических вопросов и коллегиальность в принятии решений. Этот стиль также может взять лучшее из эпохи Назарбаева, также может сохранить преемственность казахстанской государственности. Ведь по большому счету мы не за разрушение, мы за сохранение и развитие лучшего из достигнутого.

 

Что выберет Казахстан – нового президента или все же новый осовремененный и усовершенствованный стиль политического устройства и правления? Что свойственно казахской ментальности – революция или разумный общественный компромисс?

 

http://www.respublika-kaz.biz/news/polit_process/2169/

 

Елена Овчинникова, Дмитрий Верхотуров

Республика

04 Jul 2009

 

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

More details
Мнение. Деспоты и харизматики

Мнение. Деспоты и харизматики

More details
Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

More details