Сагындык Мендыбаев, Виктор Шелгунов
КЛЕПТОКРАТИЯ
Казахгейт. Новое расследование.

______________________ 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Вкус денег
Часть I. Нефть и коррупция (part 1), (part 2)
Часть II. Тусклая харизма
Часть III. Свои и чужие
Часть IY. Семья Назарбаевых: истоки благосостояния (part 1), (part 2)
Хроника событий
Приложения:
Документы
Публикации (part 1) , (part 2)

 

  • Документы

Протоколы заседания Конгресса США
Вторая сессия 106 созыва: резолюция № 397 Палаты Представителей

Вашингтон, 2 ноября 2000 г.

Принимая во внимание:

что начиная с 1992 года государства Центральной Азии, а именно Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, являются государствами-членами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и добровольно взяли на себя все обязательства ОБСЕ, включая обязательства в области прав человека, демократии и соблюдения норм права;

что своим вступлением в ОБСЕ страны Центральной Азии еще раз подтвердили свое признание того факта, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести, религии и вероисповедания, самовыражения, объединений, мирных собраний и демонстраций, свободу от необоснованного ареста и задержания, а также пыток или любого другого жестокого, бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, а в случае состава преступления право на справедливое и публичное судебное разбирательство;

что страны Центральной Азии как государства-члены ОБСЕ взяли на себя обязательства по построению и продвижению демократии как единственно возможной системы правления и обязаны проводить свободные выборы через разумные промежутки времени, уважать право граждан занимать должности в политической или общественной системе без каких бы то ни было ограничений, уважать право отдельных граждан и групп беспрепятственно образовывать политические партии, а также предоставлять партиям и отдельным лицам, выразившим желание участвовать в выборах, доступ к средствам массовой информации безо всякой дискриминации;

что общей тенденцией политического развития на территории всей Центральной Азии является появление президентов, власть которых намного превосходит власть любых других структур, ни один из которых не допустил реального противостояния на выборах, отложил или отменил выборы, исключил участие в выборах серьезных соперников, или как-либо иначе обеспечил контроль над результатами выборов;

что некоторые лидеры и правительства Центральной Азии в самом зародыше задушили образование новых политических партий или отказались зарегистрировать оппозиционные партии, бросали в тюрьмы, прибегали к насилию или высылали из страны деятелей оппозиции;

что в последние недели усилились столкновения между ИДУ и правительственными войсками Кыргызстана и Узбекистана;

что правительства Центральной Азии имеют право защищать себя от внутренней и внешней угрозы, которую представляют мятежники, радикальные религиозные группировки и другие антидемократические элементы, которые прибегают к насилию как средству политической борьбы;

что действия центральноазиатских правительств имеют тенденцию к усилению этой внутренней и внешней угрозы вследствие применяемых ими репрессией внутри страны, что оставляет немного возможностей отдельным гражданам и группам лиц выражать свое недовольство или иначе принимать участие в политическом процессе на законных основаниях;

что в Казахстане Президент Нурсултан Назарбаев распустил парламент в 1993 году и повторно в 1995 году, когда им были отменены уже намеченные на определенное время президентские выборы, и продлил срок своих президентских полномочий до 2000 года с помощью референдума, проведенного с серьезными нарушениями;

что 10 января 1999 года Президент Назарбаев был переизбран на досрочных президентских выборах, а его основной соперник был отстранен от участия в выборах за участие в митинге незарегистрированной организации “За честные выборы”, а ОБСЕ пришла к выводу, что эти выборы не соответствовали международным нормам;

что парламентские выборы, прошедшие в Казахстане в октябре 1999 года, отмеченные массовым вмешательством властей в ход выборов, также не соответствовали нормам ОБСЕ, что подтверждает Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ);

что 22 июня 2000 года парламент Казахстана одобрил внесенный
законопроект о наделении Президента Назарбаева многочисленными пожизненными полномочиями и привилегиями;

что независимые средства массовой информации в Казахстане, которые в прошлом пользовались относительной свободой, сейчас находятся под постоянным давлением, переходят в проправительственные руки или закрываются, что практически не оставляет возможности для выражения независимых или противоположных взглядов, таким образом ограничивая способность прессы критиковать или комментировать президентскую
кампанию, целью которой является нахождение у власти в течение неограниченного периода времени, а также критиковать и комментировать коррупцию в высших эшелонах власти;

что под эгидой ОБСЕ правительством Казахстана было
инициировано проведение “круглых столов” с представителями ряда оппозиционных партий и общественных организаций, целью которых является исправление несовершенства избирательного законодательства, а теперь перед правительством стоит задача привлечения к этим обсуждениям других оппозиционных партий и общественных организаций, выступающих за более всесторонний национальный диалог;

что оппозиционные партии могут вести работу в Кыргызстане, а парламент в прошлом неоднократно демонстрировал некоторую независимость от Президента Аскара Акаева и его правительства;

что 3 оппозиционные партии Кыргызстана были вычеркнуты из партийных списков, а наиболее серьезным кандидатам от оппозиции не дали принять участие во втором круге парламентских выборов, состоявшихся в феврале-марте 2000 года, и их победа на выборах стала невозможной из-за вмешательства властей, что нашло свое отражение в отчете Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ);

что состоявшийся после выборов ряд уголовных процессов над лидерами оппозиции, имевших явную политическую окраску, и недавние случаи дисквалификации других потенциальных кандидатов на сомнительных
лингвистических основаниях вызывает глубокую озабоченность справедливостью хода избирательной кампании и перспектив проведения 29 октября 2000 честных президентских выборов;

что деятельность независимых и оппозиционных средств массовой информации в Кыргызстане существенно ограничивается, включая судебные преследования, инициируемые правительственными чиновниками по обвинениям в клевете;

что в Таджикистане в результате гражданской войны, разразившейся в начале 90-х, погибли около 50000 человек, а военное противостояние вынудило Президента Имомали Рахмонова пойти в 1997 на соглашение с исламскими и демократическими оппозиционными группировками и согласиться на коалиционное правительство;

что свободные и справедливые выборы и другие демократические шаги в Таджикистане дают надежду на примирение правительства и сил оппозиции, преодоления наследства гражданских войн и установление основы для построения гражданского общества;

что Президент Рахмонов был переизбран в ноябре 1999 года 96 процентами голосов на выборах, на которых не было наблюдателей от ОБСЕ из-за отсутствия условий, необходимых для честного соперничества между кандидатами;

что первые многопартийные выборы в истории Таджикистана были проведены в февралемарте 2000 года, и в них приняли участие ранее враждующие партии, однако выборы были проведены вразрез обязательствам ОБСЕ, а 11 человек, включая известного кандидата, были убиты;

что в Туркменистане, управляемом Президентом Сапармуратом Ниязовым, не соблюдается ни одно из признанных во всем мире прав человека, включая свободу слова, собраний, ассоциаций, вероисповедания, движений, а попытки осуществлять эти права жестоко подавляются;

что Туркменистан помещает своих политических противников в психиатрические больницы;

что в Туркменистане установился культ личности Президента Ниязова, а любая политическая оппозиция находится под запретом, все средства массовой информации подвергаются жестокой цензуре, и официально зарегистрирована всего одна политическая партия – Демократическая партия, возглавляемая Президентом Ниязовым;

что Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ (БДИПЧ), объясняя свое решение отсутствием условий, необходимых для проведения свободных и справедливых выборов, отказалось направить своих представителей на парламентские выборы, состоявшиеся в декабре 1999 года;

что позднее Президент Ниязов организовал голосование в Народном Совете в декабре 1999, которое по существу сделало его пожизненным президентом;

что в Узбекистане, которым руководит Президент Ислам Каримов, не зарегистрирована ни одна оппозиционная партия, и в парламенте представлены только проправительственные партии;

что в Узбекистане все оппозиционные политические партии и лидеры были вынуждены уйти в подполье или выехать из страны, все средства массовой информации подвергаются цензуре, а попытки распространять оппозиционные газеты могут привести к тюремному заключению;

что власти Узбекистана возложили главную вину за взрывы, которые имели место в Ташкенте в феврале 1999 года, на лидера оппозиции, судили и признали виновными некоторых из его родственников и других близких к нему людей в результате судебных расследований, которые не соответствовали никаким нормам ОБСЕ, а также на других судебных заседаниях, куда не допускались ни общественность, ни представители международного сообщества;

что в Узбекистане, как свидетельствуют узбекистанские и международные правозащитные организации, у полиции и органов безопасности стало обычной практикой подбрасывать членам политической оппозиции и религиозным активистам наркотики и другие улики;

что Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ (БДИПЧ), объясняя свое решение отсутствием условий, необходимых для проведения свободных и честных выборов, не направило других своих наблюдателей, кроме небольшой группы экспертов, на декабрьские парламентские выборы 1999 года и отказалось от любого участия в президентских выборах, прошедших в январе 2000:

Палата представителей (параллельная резолюция Сената последует отдельно) постановляет, что Конгресс:

(1) выражает глубокую обеспокоенность в связи с наблюдаемой тенденцией среди лидеров центральноазиатских государств добиваться неограниченного срока президентских полномочий и их стремлением манипулировать конституцией, выборами, а также законодательными и судебными системами для достижения этой цели;

(2) обращается к Президенту, Госсекретарю, Министру обороны и другим официальным лицам США с призывом при каждой возможности на встречах с лидерами центральноазиатских государств поднимать вопрос о серьезных нарушениях в области соблюдения прав человека, включая невыполнение их обязательств перед Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в области демократии и норм права;

(3) призывает Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан обеспечить соблюдение своих обязательств как стран-членов ОБСЕ в области прав человека, демократии и правовых норм, особенно в отношении проведения свободных и честных выборов, не исключающих участие всех кандидатов, а также разрешить независимым и оппозиционным партиям и кандидатам участвовать в выборах на равных основаниях и иметь своих представителей в избирательных комиссиях всех уровней, допустить к выборам неправительственных и политических наблюдателей от разных партий и международных наблюдателей;

(4) призывает дилеров Центральной Азии предоставить независимым и оппозиционным средствам массовой информации возможность беспрепятственно работать, не боясь никаких преследований и ограничений, отменить уголовные наказания и сроки тюремного заключения, накладываемые по обвинениям в клевете на государственных или общественных должностных лиц, и в ходе предвыборных кампаний обеспечивать независимым и оппозиционным партиям и кандидатам доступ к государственным средствам массовой информации на равном основании;

(5) напоминает лидерам центральноазиатских стран, что выборы до тех пор не могут считаться честными и свободными, пока каждый гражданин не может принять участие в политическом процессе на равных основаниях, без угрозы запугивания или опасения репрессий, будучи уверенным, что абсолютно все права человека и основные свободы будут соблюдаться;

(6) призывает правительства Центральной Азии, севшие за “круглый стол” переговоров с представителями оппозиции и независимых сил, провести серьезный и всесторонний национальный диалог на основе равноправного участия сторон, где нашли бы отражение меры по проведению свободных и честных выборов, и настоятельно рекомендует странам, еще не начавшим проведение подобных “круглых столов”, приступить к их реализации;

(7) призывает лидеров Туркменистана и Узбекистана осудить и предпринять эффективные шаги для прекращения систематических пыток и других видов жестокого обращения, к которым прибегают власти в борьбе со своими политическими и другими противниками, разрешить регистрацию независимых и оппозиционных партий и кандидатов и провести регистрацию независимых правозащитных организации;

(8) обращается к правительствам Центральной Азии, которые ведут военные действия против мятежников, с призывом соблюдать международные нормы, регулирующие проведение подобных кампаний, обеспечить, чтобы в этих действиях не страдало мирное население, и не использовать такие кампании, чтобы оправдать дальнейшее наступление на политическую оппозицию или нарушения своих обязательств в области прав человека перед ОБСЕ;

(9) обращается к Администрации США с просьбой обсудить с правительствами других стран-членов ОБСЕ возможные последствия участия в ОБСЕ любого государства, региона, неприкрыто и грубо нарушающего свои обязательства перед ОБСЕ в области прав человека, демократии и правовых норм; и

(10) просит радиостанцию “Голос Америки” и “Радио Свобода” расширить свое вещание на Центральную Азию настолько, насколько это необходимо, поставив во главу угла предоставление жителям этого региона доступа к объективной информации и программам, подготовленным в духе уважения прав человека, правовых институтов и норм права.

Руководителю Администрации президента Казахстана
господину Калмурзаеву С.С.

Вашингтон, 4 сентября 2000 г.

Уважаемый Сарыбай Султанович!

В соответствии с нашей договоренностью направляю вопросы, которые председатель Республиканской народной партии Казахстана А.М. Кажегельдин предлагает обсудить с президентом Н.А. Назарбаевым во время их встречи 7 сентября 2000 г. в Нью-Йорке.

1. Организация национального диалога с участием представителей Форума демократических сил Казахстана и властей при посредничестве международных организаций. Гарантии безопасности для участников Национального диалога. Доступ оппозиции к электронным СМИ, прекращение репрессий против независимых изданий.

2. Репрессии спецслужб против оппозиции и ее лидеров. Восстановление свобод и законности в стране. Конституционная, правовая и судебная реформы. Проблемы национального представительства, языка и гражданства.

3. Военная угроза Казахстану в связи с активизацией вооруженных
выступлений в соседних государствах Центральной Азии. Социально-экономические меры, необходимые для предотвращения переноса вооруженного религиозного сопротивления на территорию Казахстана.

4. Обвинения казахстанского руководства в коррупции, звучащие в американских СМИ. Ход уголовного расследования в США и Швейцарии против Дж. Гиффена и американских нефтедобывающих корпораций, работающих в Казахстане. Последствия, которые этот скандал может иметь для иностранных инвестиций в экономику РК. Меры по преодолению кризиса.

5. Общая экономическая ситуация. Экономический и правовой климат в Казахстане. Возможность привлечения иностранных инвестиций и мобилизации внутренних сбережений. Предпосылки возвращения капитала в страну. Стратегия экономического развития Казахстана на ближайшие два года. Налоговая реформа и программа развития предпринимательства. Обеспечение занятости населения, роста доходов, повышение жизненного уровня, качества образования и медицинской помощи.

С уважением
Г. Алдамжаров

 Информационная встреча
Председателя Республиканской народной партии Казахстана
г-на Акежана Кажегельдина
с начальником Департамента КНБ по Алматинской области
г-ном Рахатом Алиевым

Понедельник, 25 сентября 2000 г., утро
Отель “Шератон”, Белгрэвиа, Лондон

 НЕКОТОРЫЕ ТЕЗИСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ ПУТЕЙ ВЫВОДА КАЗАХСТАНА ИЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА

1. Г-н Кажегельдин рассматривает г-на Алиева как официального представителя президента Казахстана, г-на Назарбаева. Г-н Кажегельдин исходит из того, что как член семьи президента и как руководитель одной из спецслужб г-н Алиев не может действовать по собственной инициативе и без ведома президента. Все, сказанное в ходе этой встречи, должно быть передано г-ном Алиевым г-ну Назарбаеву максимально точно. Со своей стороны г-н Кажегельдин также позаботится об этом.

2. Речь на этой информационной встрече идет о судьбе страны, путях преодоления затяжного политического кризиса в Казахстане. Эскалация
недоверия общества по отношению к власти, противостояние с демократической оппозицией на фоне обострения военно-политической ситуации в регионе чреваты непредсказуемыми последствиями для государства. Развитие событий на Юге Казахстана по “баткенскому сценарию” может заставить отдельные оппозиционные движения и их лидеров искать контакты с “новыми силами”.

3. “Казахгейт”. Расследование в США уголовного дела по подозрению в коррупции высших должностных лиц Казахстана, включая президента
Назарбаева. Последствия этого скандала для имиджа государства, инвестиционной привлекательности Казахстана. Необходимость сотрудничества Казахстана с юридическими ведомствами США и Швейцарии с целью прояснения ситуации со счетами, арестованными в швейцарских банках по запросу Министерства юстиции США.

4. Открытость и полнота представления информации по счетам как предпосылка снятия ареста и передачи сотен миллионов долларов в бюджет государства. Г-н Кажегельдин готов представить всю имеющуюся у него информацию по этим счетам и предлагает руководству Казахстана поступить так же.

5. Преодолеть последствия “Казахгейта” для страны невозможно замалчиванием проблемы в подконтрольных СМИ, нелепым и лживым отрицанием самого факта существования тайных счетов в иностранных банках. Наказание второстепенных или непричастных фигур вызовет разочарование за рубежом и презрение внутри страны.

6. История с незаконным экспортом истребителей МиГ в Северную Корею показала, что международное сообщество не удовлетворит такого рода имитация. Разрешить кризис “Казахгейт” можно только комплексно, увязав политические реформы с очищением окружения президента от скомпрометированных персон.

7. Исторический шанс, который в этой тяжелой ситуации открывается для президента Назарбаева. Он может разом избавиться от зависимости по отношению к нескольким иностранным предпринимателям, в которой оказался по неопытности с самого начала управления государством. Очищение руководства от коррупционеров позволит президенту Назарбаеву сохранить имидж государственного деятеля, предотвратить его политическую изоляцию в мире.

8. Резолюция 397 Конгресса США дает ясный сигнал, что Запад более не рассматривает Казахстан как демократическое государство. Перспектива усиления критики, обструкции, признания режима диктаторским. Прекращение партнерских отношений, сокращение государственной помощи и последствия этого для страны.

9. Компромисс между властью и оппозицией как способ преодоления кризиса. Необходимость демократического развития страны.

10. Национальный диалог позволяет президенту Назарбаеву сохранить лицо государственного деятеля. Компромисс власти и оппозиции, объединенной в Форум демократических сил Казахстана, предлагается по следующей схеме:

- Оппозиция соглашается не поднимать более вопрос о легитимности президентства г-на Назарбаева, несмотря на признанную международной общественностью недемократичность выборов 10 января 1999 г.

- “Президент не по выбору народа, но хотя бы по его согласию”. Эта формула очень важна для страны в целом и для самого президента.

- Президент Назарбаев признает многочисленные факты нарушений демократических норм, допущенные при выборах парламента в октябре 1999 г. Он распускает парламент и назначает выборы по новому избирательному закону, который должен полностью соответствовать международным стандартам и требованиям ОБСЕ.

11. Признавая необходимость преемственности и профессионализма исполнительной власти, оппозиция не будет требовать ее тотальной “чистки” при условии, что президент пойдет на ее очищение от наиболее одиозных фигур. При этом Форум демократических сил и входящие в него партии и движения намерены участвовать в новых парламентских выборах и быть достойно представленными в исполнительной власти.

12. Обязательные предварительные условия Национального диалога – доступ оппозиционных партий к СМИ, безопасность лидеров партий и рядовых оппозиционеров, прекращение политически мотивированных уголовных преследований и иных репрессий против представителей оппозиции – имеет смысл обсуждать в том случае, если будет достигнуто принципиальное согласие на Национальный диалог.

13. Условия и формат Национального диалога должны быть обсуждены на личной встрече г-на Кажегельдина и г-на Назарбаева. Чем быстрее она состоится, тем больше у президента будет возможности для того, чтобы представить ее как знак политической мудрости, а не результат давления обстоятельств. В качестве места встречи может рассматриваться как Вашингтон, так и Москва. При этом есть договоренности, что высокопоставленные деятели администрации этих стран выступят гарантами соглашения.

14. Переговоры г-на Кажегельдина и г-на Назарбаева могут иметь место только как встреча двух политических лидеров, заинтересованных в благополучном разрешении политического кризиса и озабоченных судьбой Казахстана. Повестка переговоров должна включать целый спектр вопросов, начиная с законодательства и кончая персональными изменениями во власти.

15. Г-н Кажегельдин не допускает и мысли о возможности сговора за спиной других лидеров Форума демократических сил. Он намерен добиваться удовлетворения интересов его партнеров по оппозиционному движению. Задача г-на Алиева – довести точку зрения г-на Кажегельдина до сведения президента Назарбаева.

 

Что за деньги оказались в зарубежных банках?
Открытое письмо А. Кажегельдина Н. Назарбаеву

Эл.почта, 8 ноября 2000 года

—— Original Message ——-
From: kazhegeldin@kazhegeldin.kz
To: nazarbaev@president.kz
Sent: Wednesday, November 08, 2000
Subject: Open letter from Kazhegeldin to Nazarbaev

Господин президент!

Многочисленные статьи в крупнейших западных газетах свидетельствуют о том, что сотни миллионов долларов, которые по праву должны принадлежать народу Казахстана, замороженные в банках Швейцарии и других стран, могут быть навсегда потеряны для государственного бюджета и населения нашей страны. Эти средства могут быть конфискованы западными правительствами в то время, когда они нужны беднякам, пенсионерам и детям.

Вместо того, чтобы честно и серьезно разобраться, что за деньги оказались в зарубежных банках, высокопоставленные чиновники делают безответственные и противоречивые заявления. Одни называют их “государственными средствами”, другие в то же самое время публично делают абсолютно противоположные заявления, уверяя, что государство не имеет иностранных счетов[1].

Также нелепо обстоит дело с защитой интересов Казахстана в ходе расследования за рубежом. Насколько я знаю, правительство Казахстана представляют в США и Швейцарии те же адвокаты, что защищают всем известного американского гражданина, являющегося главным подозреваемым американского следствия. Он нанял их, и они действуют по его указаниям. Очевидно, что интересы нашего государства находятся в конфликте с интересами американского посредника, стремящегося избежать уголовного преследования в США и Швейцарии.

Этот американец вместе с некоторыми высшими должностными лицами Казахстана создал позорную для нашей страны ситуацию. Теперь, осуществляя контроль над зарубежными юристами, он вновь действует против интересов Казахстана. Например, один из адвокатов, который, по всей видимости, представляет одновременно и правительство Казахстана, говорит, что его клиент вольно распоряжался сотнями миллионов долларов “по указанию руководства этой страны”[2]. То есть по Вашему указанию. Так ли это?

Если это не так, то юристы, нанятые Республикой Казахстан, должны оспорить подобные утверждения, иначе страна рискует потерпеть поражение в политической и юридической борьбе, разворачивающейся в иностранных судах.

Вторая проблема связана с бывшим высокопоставленным правительственным чиновником, который в настоящее время возглавляет казахскую нефтяную компанию. По сведениям Департамента юстиции США, только по одной из многих сделок, расследуемых в настоящее время, он получил свыше $60 миллионов от одной американской нефтяной компании в 1997 году. Часть этих средств он присвоил и затем перевел на счет, контролируемый тем же американским посредником. Подобные же сомнительные операции происходили с многомиллионными суммами и в 1998 году.

Для того, чтобы снять проблему, должно быть выяснено, действительно ли бывший министр нефти хранил эти средства на своих счетах по поручению правительства? Если да, то по какому праву он присвоил их существенную часть и почему перевел оставшиеся суммы на счет американского посредника? В любом случае абсолютно исключено, чтобы его защищали те же юристы, что представляют Казахстан. Неужели наша страна настолько обеднела, что не может позволить себе нанять юристов, или ее руководители настолько безрассудны, что не видят в них необходимости?

Тогда следует напомнить, что те же самые персоны находятся в фокусе еще одного расследования Департамента юстиции США. Если не принять действенных мер по защите интересов Казахстана, оно будет иметь еще более серьезные последствия для имиджа нашей страны.

Интересы государства и нашего народа не должны приноситься в жертву личным интересам тех, кто, возможно, совершил преступления против этого народа и этого государства. Поэтому, господин президент, я считаю серьезной ошибкой, что Вы, глава государства, просили Государственного секретаря США прекратить эти расследования [2].

Казахстану, более чем какому-то другому государству, необходима ясность и честность в вопросе о происхождении замороженных средств и их принадлежности. Но люди, которые подозреваются в коррупции и хищениях, по-прежнему остаются Вашими советниками. Вам необходимо избавиться от них.

В заключение я хотел бы вновь обратить Ваше внимание на то, что только демократические реформы, подлинное разделение властей и свобода прессы могут гарантировать Казахстан от повторения таких ужасных скандалов. Необходимо выполнить многочисленные обещания, данные народу Казахстана, нашим иностранным партнерам и международным организациям, таким как ОБСЕ.

Акежан Кажегельдин
8 ноября 2000 г.

Конгрессу США,
Департаменту юстиции США

Обращение представителей демократической общественности
Казахстана в связи с коррупцией в стране

“XXI век”, 6 января 2001 года

Демократическая общественность Казахстана внимательно следит за расследованием, проводимым Департаментом юстиции США. Данный скандал под названием “Казахгейт” получил широкую огласку в западной прессе. Американское правосудие пытается честно выяснить, каким образом при содействии гражданина США Джеймса Гиффена, советника президента Казахстана Н.А. Назарбаева, сотни миллионов долларов США в течение нескольких лет перетекали через швейцарские банки, карибские компании и фонды, зарегистрированные в Лихтенштейне, на частные счета крупнейших политических деятелей Казахстана. Нам стало известно, что если следствию удастся доказать виновность американских и казахстанских подозреваемых по этому делу, создавших отлаженную международную систему по вымогательству взяток за доступ к казахстанской нефти и их отмыванию, то все средства на заблокированных счетах будут полностью конфискованы. В итоге за преступления отдельных высокопоставленных казахстанских лиц, разбогатевших на продаже природных богатств и недр страны, вновь пострадает весь казахстанский народ, пребывающий сейчас в нищете.

У нас нет никаких оснований не доверять искренним стремлениям политиков США искоренить коррупцию не только у себя на родине, но и в тех странах, где эта чума порождена самой властью. Помимо того, что коррупция разрушает государственную систему Казахстана, она отрицательно влияет на бизнес, в том числе и иностранный. Случай с американскими нефтяными компаниями лишний раз доказывает, что практика взяточничества, становится актуальной и для американских компаний.

У нас говорят, что дурной пример заразителен. Вся опасность в том, что порочный опыт, полученный за рубежом американскими бизнесменами, может применяться и в США. Мы поддерживаем стремление конгрессменов и юристов США в их борьбе против общего врага – коррупции.

Наше обращение ни в коей мере не является попыткой вмешательства в процесс американского правосудия. Мы хотим лишь довести до американских политиков и юристов точку зрения демократической общественности Казахстана, которая не может смириться с тем, что по вине отдельных корыстных казахстанских политиков и недобросовестных американских бизнесменов может пострадать весь народ Казахстана. Мы не хотели бы, чтобы были конфискованы сотни миллионов долларов, заплаченных западными компаниями в виде бонусов за добычу нефти в Казахстане. Мы считаем, что эти деньги по праву принадлежат народу Казахстана и поэтому они должны быть возвращены законному владельцу. Возвращение этих денег нашей стране, которые затем в виде пенсий, пособий, стипендий, ассигнований на образование и культуру попадут законному владельцу – народу, будет расценено им как высшая справедливость.

Наша озабоченность ситуацией, складывающейся вокруг “Казахгейта”, вызвана также тем, что это наносит ощутимый удар по престижу нашего государства. Из-за неблаговидных действий высших чиновников страдает репутация Казахстана. Поэтому мы искренне заинтересованы в полном расследовании этого дела и привлечении виновников к ответственности.

Нам стало известно, что скоро в Конгрессе США ожидаются слушания, посвященные коррупции в странах Центральной Азии. В этой связи мы, представители демократической общественности Казахстана, выражаем свою готовность принять участие в этих слушаниях и выступить перед конгрессменами о положении дел с коррупцией в нашей стране.

В случае вашей поддержки нашей инициативы мы готовы создать независимый общественный фонд по контролю за использованием этих средств.

С уважением:

Серикболсын Абдильдин – кандидат в президенты Республики Казахстан, депутат Парламента Республики Казахстан
Геннадий Беляков – председатель Исполкома Ассоциации русских, славянских и казачьих общественных объединении Казахстана
Ирина Савостина – лидер республиканского движения пенсионеров “Поколение”
Айткали Исенгулов – генерал-майор, президент республиканского общественного объединения “Союз военнослужащих запаса”
Амиржан Косанов – заместитель председателя Исполкома Республиканской народной партии Казахстана
Сейдахмет Куттыкадам – председатель общественно-политического движения “Орлеу”
Петр Своик – сопредседатель республиканской партии “Азамат”
Владимир Чернышев – заместитель первого секретаря Центрального комитета Компартии Казахстана
Татьяна Квятковская – депутат Парламента Республики Казахстан
Валентин Макалкин – депутат Парламента Республики Казахстан
Исахан Алимжанов – депутат Парламента Республики Казахстан
Тагир Сисинбаев – депутат Парламента Республики Казахстан
Серик Абдрахманов – депутат Парламента Республики Казахстан
Сахип Жанабаева – сопредседатель Республиканского Рабочего Движения “Солидарность”
Бахытжамал Бектурганова – доктор философских наук, профессор, председатель общественного движения по социально-экономической и правовой защите женщин “Женщины Казахстана”
Каришал Асан ата – доктор, диссидент, узник совести, лауреат международной премии Хеллман-Хэмметт (США)
Тамара Калеева – президент Международного фонда защиты свободы слова “Адил соз”.
Сергей Бондарцев – лидер Республиканской Молодежной общественно-политической инициативы “ Политрук ”
Евгений Жовтис – директор Казахстанского международного бюро по защите прав человека и соблюдению законности, лауреат Международной премии Европейского Союза и США “За вклад в развитие демократии и гражданского общества в Казахстане”
Нурболат Масанов – политолог, координатор Форума демократических сил Казахстана (ФДСК)
Сергей Дуванов – гл. редактор бюллетеня “Права человека в Казахстане и мире”
Бигельды Габдуллин – заместитель председателя Исполкома Республиканской народной партии Казахстана, гл. редактор независимой газеты “XXI век”
Ермурат Бапи – гл. редактор независимой газеты “СолДАТ”
Уак Аркен – доцент, писатель, общественный деятель
Нури Муфтах – журналист
Алихан Рамазанов – председатель филиала РНПК г. Алматы
Нурымжан Мауытов – гл. редактор газеты “Сегодня – Бугiн”
Юрий Храмов – пенсионер
Алексей Пугаев – редактор бюллетеня “Права человека в Казахстане и мире”
Роза Акылбекова – зав. Общественной приемной Международного бюро по защите прав человека и соблюдению законности
Розлана Таукина – президент Ассоциации независимых СМИ Центральной Азии
Владимир Сорокин – депутат Парламента РК
Виктор Михайлов – председатель русско-славянского движения “Лад”
Рашид Нугманов – известный кинорежиссер

СПРАВКА

Доводы консорциума консультантов Правительства представляются достаточно убедительными и более профессионально аргументированными, особенно в свете того факта, что министр категорически отказался представить расчеты, обосновывающие его выводы, а оппоненты обосновывают свои доводы расчетами. В соответствии с общепринятой мировой практикой фирмы-консультанты, проводящие подобные тендеры, несут ответственность за их результаты и объективность. И сегодня мы не имеем оснований (кроме заявления Миннефтегаза, не подкрепленного расчетами) не доверять оценке, произведенной такими авторитетными в мире фирмами, как “Прайс Уотерхауз” и “Мерилл Линч”.

Особенно сомнительно выглядят доводы Миннефтегаза в связи с тем, что по данному проекту проведен открытый тендер, к участию в котором официально были приглашены порядка 20 ведущих мировых фирм, которые никогда не упустят возможности приобрести права на разработку хорошего месторождения “по дешевке”. Однако эти фирмы не сочли особо ценным предприятие, являющееся фактически банкротом.

Миннефтегаз, кроме того, не учитывает, что цена определялась не только на основе консультантов, но и на основе открытого состязания участников тендера. В протоколах тендера отражено, что, пока один из участников не сошел с дистанции, у министерства не было сомнений относительно низкой цены проекта и на заседании Тендерной комиссии представитель Миннефтегаза голосовал за предложения фирмы “Самсон”, чья цена была ниже, чем у “Харрикейна”, но не вызвала возражений министерства. После же передачи эксклюзивного права “Харрикейну” министерство заняло деструктивную позицию в отношении тендерного процесса и консультантов Правительства.

Покупатель юридически не обязан вложить в проект намеченные инвестиции. Миннефтегаз полагает, что Договор предоставляет Покупателю возможность не выполнять инвестиционные обязательства, а Казахстан не будет иметь рычагов для принуждения его к исполнению.

Консультанты Правительства считают, что Договор продажи акций предусматривает должную ответственность “Харрикейна” за нарушение инвестиционных обязательств. Статьи 5.1, 5.2, 5.3, 9.8 определяют обязанности по инвестированию и серьезную ответственность за их нарушение. Но ответственность “Харрикейна” обеспечивается не только условиями Договора, но и законодательными правилами.

Во-первых, инвестиционные обязательства послужили основанием выбора победителя тендера и будут отражены в переоформленной лицензии на недропользование. Нарушение инвестиционных требований даст право лицензионному органу (Правительству) отозвать лицензию и тем самым прекратить действие контракта на недропользование.

Во-вторых, и Договор, и действующее законодательство (п.1 статьи 354 Гражданского кодекса Республики Казахстан) предусматривают, что уплата штрафных санкций за нарушение Договора не освобождает должника от исполнения обязательства.

В-третьих, согласно пункту 2 статьи 404 Гражданского кодекса нарушение условий контракта (например, инвестиционных обязательств) может служить основанием для расторжения контракта, независимо от того, указано это в контракте или нет.

Комментарий. К доводам консультантов Правительства можно добавить, что дополнительной гарантией исполнения инвестиционных обязательств для Республики является нахождение всех активов акционерного общества на территории Казахстана и государство всегда может обратить эти активы на погашение задолженности, если возникнет необходимость судебного разбирательства по данному вопросу.

Критика Миннефтегаза в этой части Договора откровенно слаба, неубедительна и свидетельствует либо о неумении понимать язык контракта и незнании казахстанского законодательства, либо о сознательном искажении фактов.

Возможно, что Договор нарушает казахстанское законодательство. В обоснование этого приводится статья 8.3(б) Договора, где говорится об освобождении ГАО “Южнефтегаз” от всех задолженностей по налоговым обязательствам, которые возникли до даты завершения сделки.

Консультанты Правительства обращают внимание оппонентов на статью 2.8 (е) и Приложение 2.8 (е), где определено, что в состав покупной цены включены долги предприятия перед бюджетом, которые покупатель выплачивает государству. Государство, получив эти долги, погашает их сразу, не ожидая финансового оздоровления предприятия. А налоги, связанные с деятельностью предприятия после даты завершения сделки, полностью определяются налоговым законодательством Республики Казахстан.

Комментарий. Консультанты Миннефтегаза, видимо, осознавали неубедительность своих доводов и употребили осторожное выражение – Договор, возможно, нарушает законодательство. В действительности этого нет, и Правительство в соответствии со своей компетенцией, приняло решение включить в состав выкупной цены долги предприятия с целью ускорения их погашения. В принципе, инвестор вправе требовать их погашения до продажи или уменьшения цены на сумму долга, но в данном случае тендер позволил решить эту трудную проблему подобным образом.

Завершая комментарий по проблемам, поднятым Миннефтегазом и его консультантами, необходимо отметить, что в настоящее время предусмотренную контрактом процедуру завершения. Но для принятия такого решения должны быть взвешены и учтены все тяжелые для страны юридические, материальные и политические последствия.

Приватизация – всегда сложный процесс для отраслевого министерства, из-под влияния которого уходят приватизируемые объекты, и начальный этап приватизации в каждой отрасли проходит болезненно. Однако, полагаю, что для остановки открытого тендера, проведенного авторитетными в мире консультантами в полном соответствии с законодательством страны и международно-признанными стандартами, необходимы гораздо более серьезные основания, чем эмоциональные, не подкрепленные расчетами и аргументированными доказательствами заявления Миннефтегаза и его консультантов.

/ М. Тимкин /