Эволюция назарбаевской системы

alievnazКак говорил старый конферансье, на одну и ту же ситуацию всегда можно посмотреть, как минимум, с двух точек зрения. Например, можно смотреть «как кролик на удава». То есть, с ужасом перед предстоящей мучительной смертью. С другой стороны, можно ведь смотреть и «как удав на кролика». То есть, добродушно, с предвкушением сытного обеда.

В обстановке массового психоза по поводу опалы и измены «старшего зятя» не очень хочется присоединиться к визгливому хору его гонителей. Безусловно, Рахат Алиев - человек низкий, настоящий преступный тип. Но это не основание для низостей со стороны тех, кто считает себя людьми культурными и даже нечуждыми каких-то принципов.

Много ли доблести в том, чтобы улюлюкать вслед поверженному противнику? Когда к хору присоединится какой-нибудь Серик Абдрахманов, вряд ли кто удивится. Но когда приличная газета в полном редакционном составе бежит подобно стае охотничьих псов на травле кабана, хочется посторониться. Чтобы слюной не забрызгали.

Сколько ни говори «рахат», президент слаще не станет

Давайте посмотрим одновременно и на кролика, и на удава, как бы глазами посетителя зоопарка. Из того, что Рахат Алиев - плохой человек, вовсе не следует, что Нурсултан Назарбаев - хороший. Они друг друга стоят. Что же заставило сцепиться одного плохого человека с другим - таким родным и таким же плохим?

Сразу отметаются холуйские аргументы о том, что Рахат, мол, зарвался, что президент терпел-терпел двадцать с лишним лет, но тут даже его чугунное сердце не выдержало:

Чего же это сердце вдруг не выдержало: двух каких-то убитых сотрудников банка? Даже как-то неловко об этом говорит. Убийство А. Сарсенбаева назарбаевское сердце выдержало, по поводу З. Нуркадилова не дрогнуло, при мысли о Е. Татишеве не екнуло, а тут из-за племянника акима оно взяло и раскололось: Придумайте что-нибудь поубедительнее, мастера культуры!

Но и Рахату верить нельзя, особенно тому, как он героически объявил тестю, что решил идти на президентские выборы в 2012 году. Смех разбирает, когда представляешь, как стоит Алиев в форме генерал-лейтенанта бог знает каких войск перед президентом Назарбаевым и гневно бросает ему в лицо: «Берегитесь папаша! Довольно вам народную кровь пить! Уж я вам составлю конкуренцию: через пять лет!»

Однако, в каждой шутке есть доля шутки. И в каждой лжи неизменно присутствует какая-то часть истины. Безусловно, разрыв Р. Алиева и Н. Назарбаева произошел из-за вопроса о власти. В этом кругу, среди тех людей никакой другой проблематики не бывает.

Р. Алиев долго верил, что тесть передаст ему президентский пост. По его простой логике, больше было некому: сыновей у президента нет, даже побочные - и те все дочери. В течение многих лет Назарбаев позволял старшему зятю надеяться, что все будет «по понятиям». Но только после принятия поправок к конституции Алиев понял, что Назарбаев никому не доверит свою жизнь и безопасность, что он будет править вечно. Точнее - до смерти, как Туркменбаши.

Те, кто знаком с Р. Алиевым лично, знают, что в его характере есть много инфантильного, что он похож на дрянного мальчишку, который продолжает пакостничать и будучи взрослым, только вместо рогатки у него в руках пистолет, а вместо дворовой шпаны за спиной - государственные спецслужбы.

Обмануть такого человека Назарбаеву было нетрудно. Тем более что назначать кого-то втихаря преемником - его излюбленный прием. Умные люди таким посулам не верили и остерегались ханской любви, а Рахат с Даригой верили до последнего дня. Пример Владимира Путина вдохновлял супругов на ожидание. Вот-вот папа решится, отправится на покой, даст порулить и попилить. Не дал:

Нурсултан Назарбаев не отдаст власть не только Рахату Алиеву, но и никому другому по той причине, что панически боится преследований, суда, унижений. Он ни секунды не верит в то, что кто-то из потенциальных преемников способен защитить от накопившейся в обществе против злобы. Он знает, что те же журналисты и депутаты, которые сегодня хулят бывшего всесильного зятя, будут так же яростно кричать проклятия в спину бывшему президенту.

По рассказам очевидцев, решение править пожизненно Нурсултан Назарбаев принял в Ашхабаде на похоронах Туркменбаши. «Уходить надо было в 1999 г ., - сказал он близкому в тот момент человеку. - Теперь, после всего сделанного, нельзя. Поздно:» Президент Казахстана всегда презирал президента Туркменистана, но у края его могилы понял, насколько близки их исторические судьбы.

Даже если эта история приукрашена астанинской чиновничей молвой, в ней чувствуется правда характера и драматизм той западни, в которой оказался Нурсултан Назарбаев отчасти по собственной воле, отчасти - по собственной глупости, отчасти - по воле и глупости ближайшего окружения.

Назначение Рахата Алиева руководителем спецслужб было катастрофической ошибкой, сравнимой разве что с привлечением Дж. Гиффена в качестве советника и кассира президента. В 1997 г . указать на нее хватило смелости только премьер-министру Акежану Кажегельдину. Он добился прекращения кампанию рэкета, которую развернула алма-атинская налоговая полиция против иностранных инвесторов и менеджеров «Казкоммерцбанка».

Не умоляя заслуг создателей движения «Демократический выбор Казахстана», надо помнить, что они выступили против зятя-стервятника только через 4 года.

Такой же катастрофической ошибкой грозит стать само «дело Алиева» в том виде, как его раскручивают органы, которые язык не поворачивается назвать «правоохранительными». Грязный развод, раздел имущества в лучших традициях преступных семейств, опереточные попытки выкрасть «отступника» из Вены - вся эта тупость и суета оскорбляют сознание казахского патриота, заставляет стыдиться.

Диктатура с ручным управлением

Выдадут Р. Алиева властям Казахстана или нет - это вопрос будущего. Но уже сегодня есть один смертельно пострадавший в этом деле, сам Нурсултан Назарбаев. Судя по тому, как разворачивается драма, тесть-президент стал заложником тех людей в своем окружении, которые занимаются отловом Р. Алиева. И чем дольше бывший посол будет оставаться в Вене, чем более громкие заявления против тестя он будет делать, тем больше будет неявная власть этих людей над стареющим диктатором.

Они приходят к нему по утрам со скорбными лицами и, пряча глаза, говорят: «Плохо дело, Нуреке, очень плохо! Рахат собирается в Нью-Йорке против вас свидетельствовать. Говорит, что у него есть компромат на вас. Мы, конечно, не верим. Но работаем: следим, шлем запросы, контролируем ситуацию:»

В таких случаях Назарбаев будет, как и раньше, ругаться, кидаться фужерами и бронзовыми статуэтками со стола, но ничего поделать не сможет. Он вынужден соглашаться на новые дорогостоящие глупости и нелепые операции, под прикрытием которых продолжится передел имущества, важных постов и каналов влияния.

В интересах манипуляторов из окружения как можно дольше искать и никогда не поймать «неуловимого Рахата». Недолго ждать того, что в Алма-атинской области будет раскрыта банда исламистов-террористов (вероятнее всего - кавказского происхождения), которая создана и вооружена Р. Алиевым для покушения на Н. Назарбаева. Значит, надо будет ужесточить законодательство, усилить борьбу с оппозицией и дать еще больше бизне-возможностей тем, кто так преданно защищает своего президента.

Точно так же стареющему Иосифу Сталину подбросили «ленинградское дело» или «дело врачей». Дела эти только по виду имело целью укрепить его режим, по сути же укрепило влияние тех, кто собирался унаследовать власть «великого вождя». Они ее и унаследовали, в конце концов.

Нурсултан Назарбаев становится похож на большую куклу, из тех, что нравятся детям в Диснейленде. Внутри нее сидят несколько артистов, управляющих разными частями тела: один переставляет ноги, другой машет руками, третий вертит головой и произносит смешные тексты.

Впрочем, смешные тексты пока доверяют произносить самому «Ел басы». Причем каждый кукловод, отвечающий за вращение головы, пишет их по новой: один вкладывал в рот что-то про «кластеры», другой - про «социально-предпринимательские корпорации», третий - про глубоководный канал из Китая в Европу:

Нельзя утверждать, что Нурсултан Назарбаев не сопротивляется этим манипуляциям. Но в силу возраста и усталости он уже не может принимать оригинальные решения, которыми он был так знаменит в славном прошлом. Поэтому президент приближает к себе вторую группу манипулянтов, которая противостоит первой и продавливает противоположные интересы.

В результате президент либо делает некий случайный выбор «из двух зол», либо очень долго назло всем вообще не принимает решения, доводя своих клевретов до белого каления.

Поскольку никакой реальной политики в руководстве давно не проводится, все события сводятся к кадровым перестановкам. Так случилось с отставкой правительства Д. Ахметова, которое «переходило» положенный ему срок на несколько лет только потому, что Н. Назарбаев был раздражен тем, как упорно продвигали своих кандидатов обе группировки.

В силу этих же характерологических особенностей президента главой правительства стал не многообещающий Крымбек Кушербаев, а парализованный вечным страхом К. Масимов, не способный руководить даже аульной администрацией.

Те, кто видел кадры российского телевидения, запечатлевшие главу казахского правительства на приеме у президента Путина, вряд ли забудут стыд и унижение. Содрогаясь от трепета и не веря собственному счастью, К. Масимов пожирал глазами В. В. Путина и срывающимся голосом докладывал ему «о проделанной работе».

Пожалуй, никто из русских губернаторов не выглядел на приеме у своего президента так жалко, как этот премьер независимого Казахстана. Хотя среди русских губернаторов тоже есть люди трусливые и ничтожные.

Старость и радость

У гроба Туркменбаши свои выводы должны были сделать не только коллеги-диктаторы, вроде Назарбаева и Каримова, но и ближайшее их окружение. Оно увидело, как надо действовать, чтобы в горестный час расставания с «отцом народа» оказаться у власти, а не в застенке Комитета национальной безопасности.

В первую очередь надо быть возле тела в момент смерти, чтобы от имени умирающего предпринять акции по нейтрализации соперников. Но как знать, когда Аллах призовет к себе президента? Тут приходится брать ситуацию в свои руки, подобно Мичурину не дожидаться милостей от природы, а творить их своими руками.

В Ашхабаде всем стало понятно, что если среди приближенных президента есть медик, то он и оказывается «в дамках», помогая президенту уйти так, чтобы вмешательство было как можно менее заметно. В окружении Нурсултана Назарбаева тоже был один врач - Рахат Алиев:

Можно не сомневаться, что у этого гинеколога-дипломата и чекиста-бизнесмена не дрогнула бы рука поставить тестю в нужное время и в нужное место соответствующий укол. Но министр внутренних дел и аким Алма-Аты в этот раз его опередили и поставили президенту «очистительную клизму» в виде «дела Алиева». Надолго ли это поможет больному?

Термин «больной» мы здесь употребляем не в строго медицинском смысле. Возможно, что Н. Назарбаев физически здоров для своего возраста. Но в политическом смысле он похож на богатого и тяжело больного родственника, смерти которого с надеждой на щедрое завещание ждут все. При этом никто не должен высказать нетерпения или показать, что знает о тяжелом недуге. Иначе - прочь с глаз и вон из сердца.

Вспоминается пушкинский стих о «дяде самых честных правил», который заболел и заставил всех близких «уважать себя», то есть - ухаживать за собой (на старорусском языке). «Его пример - другим наука»: все родственники лицемерно вздыхали у постели дяди, а про себя думали со злостью: «Когда же черт возьмет тебя?!»

Благодаря устранению Р. Алиева и соответствующему обнулению шансов Дариги Назарбаевой круг потенциальных претендентов на президентское кресло парадоксальным образом не сужается, а расширяется. Поскольку при недемократической передаче власти старший зять долгое время считался «претендентом номер один», то мало кому хватало смелости даже помыслить о том, чтобы представить себя в качестве его соперника. Теперь, как говорится, шансы у всех равны.

Другое дело, что претендент должен будет удовлетворять определенному набору противоречивых требований, сформулированных разными элитными группами. Для этого он должен обладать талантом интеграции и согласования сторонних интересов. Долгое время считалось, что Нуртай Абыкаев сможет взять на себя эту миссию, хотя бы на переходный период, пока не будет сформировано реально представительное и ответственное правительство.

Фигура Касым-Жомарта Токаева настолько бессодержательна, что при любом развитии событий этому деятелю не останется ничего, кроме как взять с собой молодую жену и отправиться доживать век на подмосковной Рублевке, где он предусмотрительно за 4,8 млн. долларов приобрел дом рядом с домами А. Машкевича и А. Ибрагимовым.

Американская трагедия-2

Нурсултан Назарбаев как-то сказал, что часто перечитывает «Американскую трагедию» Т. Драйзера. Почему ему полюбился роман, героем которого, согласно энциклопедии, является «малообразованный и слабовольный Клайд Грифитс, кончающий свою жизнь на электрическом стуле»? Может быть потому, что «:сущность трагедии Грифитса - в его социальной неприспособленности, сочетающейся со стремлением выдвинуться, занять исключительное положение, войти в буржуазные круги».

Но сам Нурсултан Назарбаев достоин большего. Его собственная история трагична не меньше, чем Борис Годунов в трактовке того же Александра Сергеевича Пушкина. Так же, как русский царь, Назарбаев достиг высшей власти, но не может насладиться ее плодами. Не известно, мучают ли президента «мальчики кровавые», но неправедные миллионы «Казахгейта» спать не дают ему уже несколько лет.

«Казахгейт» - та самая игла, на конце которой, как у Кощея Бессмертного, находится смерть. Об этом знают все - и его соперники, и его окружение. Факт то, что некоторые особо приближенные к президенту чиновники негласно сверяют графики своих отпусков с календарем судебных слушаний в Нью-Йорке.

Поскольку президент Казахстана - живой человек, а не сказочный персонаж, то метафору с иглой можно применить только к его политическому бессмертью. Еще 10 лет назад никто, даже самые завзятые критики, не сомневались, что имя Нурсултана Назарбаева будет золотом вписано в первую страницу истории Казахстана. Сегодня даже самые глупые пропагандисты режима, вроде Олега Квятковского, не верят в то, что Н. Назарбаеву удастся спасти хотя бы осколки былой репутации.

Президент-взяточник: Президент-информатор иностранной разведки: Президент-фигурант в уголовном процессе: Такого безобразия современная история не знает. Эта ситуация заставляет вспомнить анекдот про чернокожего пассажира в нью-йоркском метро, который читает газету на иврите. Сидящий рядом старик-еврей сокрушенно качает головой и спрашивает: «Парень, тебе мало, что ты - негр?»

Назарбаеву мало было получать комиссионные от нефтяных компаний, он хотел иметь гарантии на случай неприятностей с американским правосудием. Потому он открыто и до последнего держал Дж. Гиффена при себе, что точно знал про «особые отношения» банкира с Центральным разведывательным управлением США.

Про шпионские склонности Дж Гиффена знали многие. Не в последнюю очередь - Рахат Алиев, как заместитель председателя Комитета национальной безопасности. Сведения о сотрудничестве американского советника с ЦРУ были переданы Москвой непосредственно руководству КНБ. Но тесть бросил зятя на «укрепление внутреннего фронта» - на борьбу с собственными гражданами, единственная вина которых заключалась в том, что они не были ворами и подхалимами.

Теперь зять из Вены шантажирует Н. Назарбаева готовностью поехать в Нью-Йорк и выступить на открытом судебном процессе по делу «Казахгейт». В интервью «Немецкой волне» или «Республике» Р. Алиев в детали не углубляется, но для осведомленного в этом деле наблюдателя не составляет труда вычислить модели его поведения.

Р. Алиев не блефует, когда грозиться рассказать американскому суду что-то такое, что повлияет на приговор суда. Прокуроры Департамента юстиции США охотно дадут поручение представителю ФБР в Вене допросить бывшего шефа казахской спецслужбы о взятках и прогонке по тайным оффшорным счетам многомиллионных сумм.

По сложившейся международной практике, если потенциальный свидетель сам согласен, австрийские власти могут передать Р. Алиева на время процесса американским коллегам, потребовав сохранить для него ту же меру пресечения - подписку о невыезде - вплоть до возвращения его после суда назад в Вену.

Если прокуроры не заинтересуются сведениями Р. Алиева, если почувствуют, что он блефует и знает меньше, чем пытается изобразить, тогда у Р. Алиева есть другая возможность спастись от лап своих бывших коллег и выдвиженцев в КНБ. Он может предложить защите Дж. Гиффена свои показания о том, как Н. Назарбаев принуждал всех и каждого платить ему дань.

В свете этого рассказа Дж. Гиффен предстанет жертвой алчного президента, который мертвой хваткой вцепился в американского советника и не давал ему вести бизнес без того, чтобы тот совершал преступления, переводя деньги от нефтяных компаний на счета Назарбаева и его родственников.

Поверят ли присяжные Рахату Алиеву? Всему миру известно, что Назарбаев берет свою долю с добычи всех природных ресурсов Казахстана. Значит, коррупция в высшем руководстве Казахстана стала системой, которой ни Дж. Гиффен, ни другие бизнесмены не могут противостоять. Если ближайший родственники президента и руководитель его охранки заявит об этом под присягой, присяжные могут даже посочувствовать банкиру-взяткодателю и резиденту-разведчику одновременно, скостить ему двадцать лет заключения из полагающихся сорока.

В любом случае, при сотрудничестве, как с обвинением, так и с защитой, после процесса Рахат Алиев не может уже быть выслан в Казахстан, потому что будет уничтожен Н. Назарбаевым без суда.

Американские власти вместе с австрийскими вынуждены будут найти какое-то гуманное решение проблемы. Например, оставить Рахата в США для заключения сделки с американским правосудием. При этом сам он будет защищен иммунитетом, гарантированным правительством США. В рамках сделки Р. Алиев может выступить на процессах, которые последуют за «Казахгейтом». Перспективы - одна другой страшней для Н. Назарбаева.

Столь же взрывоопасной для него может оказаться информация о «юго-восточном следе» в бизнесе президентской семьи. Рахат Алиев прекрасно осведомлен о том, что реально за подставной индонезийской компанией «Сентрал Эйша петролеум», которая странным образом выиграла тендер у крупнейших американских корпораций и получила месторождения и активы «Мангыстаумунайгаза», стоял сам Н. Назарбаев, его супруга и дочери.

Точно так же Рахат Алиев знает подробности того, как семья Назарбаева после грома «Казахгейта» наладила отправку денег в банки Малайзии:

Рахат Алиев не может не знать про то, куда пропали деньги «Мобила», переданные ее дочке «Ваеко» для закупки карачаганакского газа и переработки его на российских заводах:

И чем больше у Рахата Алиева окажется полезной для прокуроров США информации, тем комфортнее и безопаснее окажется его жизнь на новой родине.

Элитная порода баранов

Во многом можно обвинять Рахата Алиева, но только не в том, что он - баран по натуре. Буйная кровь его татарской матушки не дала ему стать стадным животным, каких только и способен терпеть рядом с собой стареющий пастух Назарбаев. За шустрыми да сообразительными гоняться приходится, а тупые и покорные поблизости травку жуют:

Есть такое понятие «негативная селекция». Это когда из каких-то соображений выбирают худших особей, скрещивают их между собой и опять из их потомства отбирают худших. Страшное зрелище, почти как нынешнее окружение Нурсултана Назарбаева! С такими «продуктами» президенту, чтобы потерять власть и жизнь, много времени не потребуется.

Элитные бараны в глубине души не о чем так не мечтают, как об избавлении от нынешнего пастуха. Общеизвестна история про советника президента Ертысбаева, который, выпив в компании оппозиционеров, принимался крыть своего патрона, называя его не иначе как «бабуином». На утро он снова приседал и кланялся при появлении шефа, благодарил его за пинки и зуботычины. Можно себе представить, с какой радостью он помог бы проводить своего обидчика в последний путь.

В отсутствие политической жизни в стране элитные бараны не могут разбрестись по оппозиционным партиям. Но они могут сбиваться в стаи и замыслить недоброе. Например, цветную революцию, которой до недавних пор сами боялись. По прошествии нескольких лет, глядя на послереволюционный опыт Грузии и Украины, можно определенно сказать, что революции там произошли по инициативе части элиты, которая была возмущена неспособностью властей поддерживать приемлемые правила игры.

Движущей силой украинской «оранжевой революции» были не американские конгрессмены, а местные бизнесмены, которым надоел олигарх по имени Виктор Пинчук, зять президента Кучмы. В Грузии очень многим пытался перейти дорогу очень уж успешный предприниматель Георгий Джохтаберидзе, по случайному совпадению - тоже зять тогдашнего президента Шеварднадзе. Зять президента Киргизстана Акаева в дополнительных рекомендациях не нуждается:

По той же нелепой закономерности, средний зять Н. Назарбаева оказался талантливым бизнесменом, который сам быстро стал миллиардером и жену ровно таким же богатством обеспечил. Если же помнить, что президента Казахстана Аллах наградил тремя дочерьми, то у местной цветной революции есть, как говорил Владимир Ленин, целых три источника.

Сочиненные и внесенные самим Назарбаевым поправки к конституции не заслуживают никакой критики. Их не следует рассматривать как реальный фактор будущей политики. От того, что написали несколько придворных юристов, законы функционирования политических систем не изменятся. Если окружение Н. Назарбаева не пойдет на «туркменский сценарий», то в какой-то достаточно скорый момент в элитах критическая масса недовольных превысит массу баранов, произойдет выступление, которое сметет и пожизненного президента, и опошленную им конституцию.

Нынешний КНБ, разгоняемый всеми последующими начальниками и пополняемый выдвиженцами то из Сахарного центра, то из службы охраны, не способен защитить режим личной власти Назарбаева, да и вряд ли захочет этим заниматься. От баранов, которых там немало, польза Назарбаеву будет небольшая, разумные службисты предпочтут остаться в стороне, как их коллеги в Украине, Грузии и Киргизстане.

«Казахгейт» - национальная идея-фикс

При всей завесе секретности, которая окутывает «Казахгейт» внутри страны, за границей этот процесс изучают довольно серьезно. Причем не только в Штатах или Западной Европе, но и в странах СНГ. Администрация президента Узбекистана даже выпустила тиражом 300 экземпляров сборник, в который вошли документы нью-йоркского и швейцарского расследований «Казахгейта», а также переводы статей на эту тему из самых авторитетных зарубежных изданий.

Зачем узбекским хакимам и министрам знать подробности этого скандала? Можно предположить, что лишь для того, чтобы, как говорится, от противного убедились в том, насколько бескорыстен их собственный диктатор.

В России документы «Казагейта», собранные в сети Интернет, стали предметом закрытого семинара в Информационно-аналитическом центре по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ совместно с кафедрой уголовного права и уголовного процесса.

Особый интерес «Казахгейт» вызывает в Турции, где государственные органы действительно пытаются избавиться от вечной для этой страны коррупционной составляющей. Министерство индустрии и торговли заказало исследование этого дела с точки зрения профилактики коррупционных афер с участием крупнейших международных компаний.

С трудом верится, что в Астане есть хотя бы небольшая группа людей, которая имеет доступ к этим материалам. Скорее всего, Н. Назарбаев позволяет одному лишь госсекратарю К.Саудабаеву перелистывать документы, поступающие из Женевы и Нью-Йорка. Поскольку бывший многолетний посол в США по-английски понимать так и не научился, что-то анализировать ему вряд ли удается, и кипы самых взрывоопасных документов оседают в несгораемых шкафах Ак Орды.

В неподцензурной казахской прессе, в том числе - в Интернете, бесплатно и довольно подробно анализируется история дела, обстоятельства и перспективы судебного разбирательства «Казахгейт». Любой образованный гражданин Казахстана знает, кого и за что судят, кого обвиняют в пособничестве, соучастии и подстрекательстве. Фамилии судей Поули и Чина, прокуроров Юровски и Ноймана, свидетелей Спунера и Уильямса известны не меньше, чем участников процесса над защитниками Шанырака.

Но самый главный вопрос, который мучает казахстанцев, не «как он мог?», а «почему он так глупо залетел?» Исследовательские задачи русских или турецких ученых вряд ли формулируются подобным образом. Это - наше, специфическое. Ответ давать придется тоже нам самим в рамках национального расследования, которое неизбежно будет предпринято сразу после заката нынешнего режима.

Особое мнение

Не предвосхищая его результата, позволю себе высказать собственное экспертное мнение. При этом меня интересует не правовая сторона дела, а психология Н. Нурсултана, истоки его реакций на события последних семи лет.

С моей точки зрения, Н. Назарбаев совершил в деле «Казахгейт» несколько фатальных ошибок. Во-первых, он брал взятки. Вернее, получал деньги на тайные счета оффшорных компаний, которые оказались взятками. Если бы он был честным человеком, то никакого «Казахгейта» просто не было бы.

Во-вторых, ни в коем случае Н. Назарбаеву не следовало разрешать Р. Алиеву посылать запросы в Интерпол на поиск в швейцарских банках счетов А. Кажегельдина. Рахат Алиев мог не знать, что у тестя с Дж. Гиффеном там сплетена целая сеть тайных счетов, по которым кочуют сотни миллионов долларов. Но сам-то Н. Назарбаев как мог об этом забыть?

Однако раз уж так случилось, то по совету какого безумного юриста президент Казахстана и его дочь Динара Кулибаева в качестве частных лиц обратились в швейцарские суды с просьбой разморозить их счета?

Невозможно представить, чтобы президент и его дочь могли просить западный суд признать государственными органами Казахстана фиктивные фирмы, зарегистрированные на их имена под пернатыми названиями типа «Беркут», «Орел» или «Зяблик».

Следующей персональной ошибкой Н. Назарбаева стал выбор первой адвокатской конторы в США, которой было поручено урегулировать «Казахгейт». Вместо того, чтобы нанять опытных специалистов по уголовному праву, президент Казахстана заключил договор с конторой «Эйкин, Гамп, Страус, Хауэр и Фельд» - только потому, что партнером в ней был отставной посол США в СССР Роберт Страус.

Назарбаеву казалось не таким постыдным иметь в адвокатах не «юристов-уголовников», а лоббистов, бывших высокопоставленных чиновников. В результате лоббисты попытались «решить вопрос» в коридорах Департамента юстиции и Госдепа, однако побоялись признать, что у них ничего не получается. Только арест Дж. Гиффена агентами ФБР в аэропорту Кеннеди заставил Н. Назарбаева всерьез отнестись к этой угрозе.

Ошибкой, граничащей с идиотизмом, следует считать стопроцентное согласие защиты Н. Назарбаева с линией защиты Дж. Гиффена. Адвокаты американца решили раскручивать тему его сотрудничества с ЦРУ и таким образом - развалить дело. Назарбаев согласился, не подумав о том, что случится, если тема шпионажа будет поднята, но дело дойдет до суда.

Высококлассные адвокаты Дж. Гиффена, стремясь представить своего подзащитного агентом ЦРУ, автоматически превращают президента Казахстана, которому платились сотни миллионов долларов, в изменника родины, агента иностранного государства.

И последняя по времени, но не по последствиям ошибка - это признание замороженных в Швейцарии денег преступными. Конечно, так и так это бы выяснилось на суде. Но соглашаться на это от имени правительства заранее - это слишком даже для таких умников, как Канат Саудабаев и Карим Масимов!

Добро бы эти деньги действительно были освобождены безусловно. Тогда этот факт можно было бы хоть как-то в свою пользу интерпретировать. Но то соглашение о конфискации, которое подготовлено Департаментом юстиции США и подписано послом К. Саудабаевым, еще должно быть утверждено специальным судьей Южного округа. Оно вступит в силу лишь через 9 месяцев и то, если на эти деньги не будут заявлены претензии третьих лиц.

Однако как раз такие претензии будут вскоре предъявлены. Ведь взятки американские менеджеры выплачивали Н. Назарбаеву и Н. Балгимбаеву не из своих карманов. Она уводили для этого деньги из прибыли своих компаний, то есть, практически крали у акционеров. Теперь в США несколько адвокатских контор агитируют акционеров «Мобила», «Шеврона» и других героев «Казахгейта» предъявить свои претензии на эти деньги.

Как только это произойдет, деньги будут вновь заморожены, но теперь уже на счету суда Южного округа. Они пробудут там до тех пор, пока не закончится процесс с разгневанными акционерами.

Не исключено, что судья решит проявить эффективность и, несмотря на просьбу прокуратуры, конфискует деньги в бюджет США. В перспективе у суда Южного округа - процессы против нефтяных компаний, которые давали взятки Н. Назарбаеву и этим нарушали закон. Судья может не захотеть создавать предпосылки для того, чтобы на штрафы компаний мог претендовать Казахстан, которому по коррупционным контрактам были не доплачены огромные суммы. Боюсь, что еще ни одно поколение казахских детей придется воспитывать без участия международного фонда «Бота».

Биологи говорят, что старение - это процесс накопления в организме вредных мутаций, практически - ошибок природы. «Не ошибается тот, кто ничего не делает», гласит народная мудрость. Но тому, кто ошибается так много и так тяжело, лучше действительно ничего не делать.

Казахскому государству и народу ошибки Назарбаева обходятся слишком дорого. Гораздо дороже тех миллионов, которые он себе присвоил.

Специально для газет «Алтын Гасыр» (Атрау) и «Тасжарган» (Алма-Ата)

Фарид МУРТАЗА, Стамбул Кахар 19 Jun 2007

 

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

More details
Мнение. Деспоты и харизматики

Мнение. Деспоты и харизматики

More details
Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

More details