Казахский президент Назарбаев и начальник секретных служб Казахстана Алиев долго были соратниками. Теперь они стали врагами, а их конфликт добрался и до Европы - ведь речь идет об убийстве, отмывании денег и о том, как богатые и сильные мира сего манипулируют законом.

 

 

 

Один из лейтмотивов этой истории - вражда двух политиков с влиятельными друзьями. Один из них, Нурсултан Назарбаев, за миллионный гонорар привлек в свой штаб бывшего английского премьер-министра Тони Блэра, а также бывшего президента Еврокомиссии Романо Проди и бывшего австрийского бундес-канцлера Альфреда Гузенбауэра.

 

Его противник, Рахат Алиев, во всем полагается на своего друга и делового партнера Адольфа Вала, бывшего президента австрийского центрального банка. Он также часто упоминает о своей дружбе с вице-губернатором Вены Ренатой Браунер, которая помогла ему стать главным инвестором одного из самых важных экономических проектов австрийской столицы - строительства медиа-центра в венском районе Санкт-Маркс. "Я помню, как я расписал ей преимущества нашей дружбы во время хоккейного матча с "Вена Кэпиталс" на арене Альберта Шультца", говорит Алиев.

 

Два человека и два преступника - это вторая часть этой истории. 73-летний Нурсултан Назарбаев с 1991 года является президентом официально демократического Казахстана. Неофициально его власть опирается на подтасовки выборов, коррупцию и пытки. Рахат Алиев, которому сейчас 50 лет, также имел большое влияние в Казахстане. Он успел побывать руководителем налоговой полиции, вице-министром иностранных дел и вице-шефом секретных служб. Сегодня прокуратура Вены ведет расследование по подозрению его в убийстве. Следственные органы Вены и Крефельда завели против него дело по отмыванию денег на миллионные суммы.

 

Два заклятых врага когда-то сильно симпатизировали друг другу, ведь Алиев был зятем Назарбаева, в 1983 году он женился на его дочери Дариге, которая родила ему троих детей. В начале 2002 года их дружба дала трещину, и Алиев был отправлен в Вену в качестве посла Казахстана, которым он с перерывами и оставался до 2007 года. Сегодня этих людей связывает только глубокая ненависть.

 

Два очень богатых человека - это третья часть истории. Казахстан является богатой страной; он обладает мощными запасами газа и нефти, железа, руды, урана и ценных редких земель, являющихся важным сырьем для электронной промышленности во всем мире. Деньги от проданного сырья оседают прежде всего в карманах влиятельных лиц. Назарбаев должен иметь состояние, оценивающееся миллиардами евро. У Алиева речь идет о миллионом состоянии. Похоже, именно благодаря этим капиталам они и пользуются таким спросом среди европейских политиков и бизнесменов.

 

Назарбаев и Алиев вот уже несколько лет ставят свой особый практический эксперимент: оба пытаются выяснить, что можно вытворить в Европе с таким количеством денег. Раньше они действовали заодно, а теперь каждый идет своей дорогой.

 

Голоса тех, кто требует международного постановления об аресте Алиева и бойкотирования его бывшего тестя Назарбаева, как например это делают европейский политик от ХДС Эльмар Брок или представительница партии зеленых Виола фон Крамон, остаются неуслышанными.

 

Политическая реальность выглядит иначе. По словам министерства иностранных дел, "Казахстан является чрезвычайно важным экономическим партнером для ФРГ в Центральной Азии." В ходе визита Назарбаева в феврале 2012 года бундес-канцлер Ангела Меркель подписала с ним партнерское соглашение по сырьевому развитию на сумму в несколько миллиардов евро.

 

Михаэль Тсокос не является политиком и не слишком разбирается в геополитике центрально-азиатских республик. Тсокос возглавляет Институт судебной медицины берлинского медицинского комплекса Шарите, и его задачей является извлекать как можно больше ценной информации из трупов. Два года назад по поручению казахского Общества поддержки жертв уголовных преступлений он вместе с командой экспертов вылетел в столицу Казахстана Астану.

 

Тсокос исследовал останки двух мужчин, найденных в бетонных бочках на территории одной компании. Он привык к жестоким преступлениям, однако то что он увидел здесь, превзошло все его представления о зверском убийстве. Оба мужчины перед насильственной смертью были подвергнуты пыткам, у одного из них в кишке был найден острый камень, который по всей видимости был введен вертикально через анальное отверстие. Оба трупа имеют следы душения и побоев, а также переломы. Перед смертью убитые были сильно накачаны обезболивающими и психофармакологическими средствами - возможно, для продления пыток.

 

В своей экспертизе Тсокос указал, что трупы были устранены "профессиональным" способом: в бетонных бочках с растворимой известью, что с одной стороны препятствует запаху тления, а с другой стороны ускоряет сам процесс тления. Берлинский судебный медик смог с 99-процентной вероятностью установить личности убитых. Это были Жолдас Тимралиев и Айбар Хасенов, являющиеся членами правления Нурбанка, одного из самых крупных банков страны.

 

Вернемся назад. Алма-Ата, бывшая столица Казахстана, главный офис Нурбанка. Утро 31 января 2007 года, в расписании обоих управляющих банка стоит встреча с Рахатом Алиевым. В то время Алиев был владельцем банка с контрольным пакетом акций. Алиев обвиняет обоих руководителей в обмане. Тимралиеву на то время 40 лет, Хазенову 43 года. В этот день их в последний раз видели живыми.

 

Нурбанк представлял собой в то время казахскую историю успеха. Из небольшого государственного регионального банка на Каспийском море, специализируюшегося на нефтяном бизнесе, он стал огромным частно финансируемым банком, работающем на мировом уровне. Сегодня он снова стал государственным банком. Можно сказать и так: раньше банк принадлежал Алиеву, а теперь его контролирует Назарбаев.

 

"Мой муж очень боялся встречаться с Алиевым. Он очень нервничал в то утро", рассказывает Армангул Капашева, 42-летняя вдова банкира Жолдаса Тинралиева. Она сидит в берлинском офисе "Цайт", на дворе июль 2013 года, на ней элегантная одежда, серые туфли подобраны к серой сумочке. "Мой муж за два дня до этого уже пережил одну страшную встречу с Алиевым. Под предлогом деловой поездки его заманили в сауну Алиева, где внезапно появился и он сам с двумя своими боевиками. Они приковали моего мужа к батарее, а Алиев выстрелил ему под ноги из пистолета. Мой муж думал, что это конец. Его заставляли признаться в том, что он обманул Алиева. Он должен был переписать все свое имущество на Алиева и заставить других людей выплатить Алиеву деньги. В тот раз Алиев его отпустил, пока отпустил."

 

Вот уже несколько лет Армангул Капашева пытается прояснить дело об убийстве своего мужа. Вместе со второй вдовой, женой Айбара Хасенова она основала Общество жертв насилия Тагдыр ("Судьба").

 

Они оба пропали 31 января 2007 года. "Встреча была назначена на 11 часов. Мой муж сказал, что вернется к обеду. В обед он позвонил мне и сказал, что приедет позже, и чтобы я не волновалась. Но у него был такой странный голос, он звучал испуганно и подавленно. Позже он уже не перезвонил."

 

По совпадающим показаниям свидетелей Тимралиева и Хасенова отвезли на дачу Алиева, расположенную в 30 километрах от города. Там, наверное, и начались их мучения.

 

Долгое время оба банкира числились пропавшими, казахские службы открыли дело о похищении, которое велось до тех пор, пока два года назад их не нашли в бетонных бочках. "Я буду бороться за то, чтобы убийца моего мужа был наказан", говорит Армагул Капашева. "У меня нет ни капли сомнения в том, что это дело рук Алиева - и я не понимаю, почему он до сих пор еще на свободе."

 

Это не единственное жестокое убийство, с которым связывают имя Алиева. По некоторым сведениям в 2004 году он несколько дней держал свою любовницу Анастасию Новикову запертой в квартире в Бейруте, подвергая ее постоянным истязаниям и насилию. Эти обвинения были выдвинуты бывшим телохранителем Алиева. Алиев подозревал Новикову в измене. Позже ее тело нашли на ограде дома, проткнутое железным наконечником. Ливанские правохранительные органы расценили это как самоубийство. Другие бывшие сотрудники Алиева обвиняют его в других преступлениях.

 

Алиев - убийца? Алиев - мучитель? В последние годы в Австрии Алиев считался респектабельным бизнесменом и инвестором.

 

Строительство медиа-центра площадью 40 000 кв. м в районе Вены Санкт-Маркс на месте бывшей территории скотобойни стало одним из самых амбициозных экономических проектов австрийской столицы. Здесь располагаются издательства, телеканалы и видеопроизводственные компании. Через одно инвестиционное агентство медийный центр стал на 40% собственностью города, а на остальные 60% собственностью частных инвесторов.

 

В царстве Назарбаева Алиев исполнял черную работу.

 

Долгое время общественности было ничего не известно об этих частных инвесторах, городская администрация не выдавала на этот счет никаких справок. Только после расследования австрийской счетной палаты их имена были обнародованы: через сложную, разветвленную цепочку подставных фирм, доходящую аж до карибских островов, Рахат Алиев обладает большинством акций и является скрытым владельцем медиа-центра.

 

По этому поводу венская администрация заявляет, что не видит причин для изменения этих отношений. Что означает: кто может сегодня выбирать, откуда пришли деньги на инвестиции? Городские власти и дальше препятствуют обнародованию актов инвесторов, как они говорят "в целях защиты данных". Поэтому счетная палата обратилась теперь в австрийский конституционный суд.

 

В Казахстане Алиев заочно был несколько раз осужден и приговорен в общей сложности к 40 годам тюрьмы за измену родине и планирование свержения режима Назарбаева, а также за шантаж и похищение людей по делу о двух найденных позднее трупов банковских управляющих.

 

Алиев, который уже давно не живет в Казахстане, в 2007 году был арестован в Австрии в ходе процесса экстрадиции, однако вышел на свободу уже через два дня. Австрийские службы отклонили его передачу казахским властям с тем обоснованием, что Алиев не может рассчитывать там на законное правосудие. Однако, после нахождения убитых банкиров в мае 2011 года Венская прокуратура начала собственное расследование этого дела.

 

К этому времени Алиев уже покинул Австрию. Он переехал на Мальту. Согласно прессе он заплатил 150 000 евро за ускоренное получение вида на жительства на этом средиземноморском острове. Официально он поменял свое имя на Рахат Шорат, взяв фамилию своей второй жены.

 

Прошлый понедельник. Адвокат Алиева организовал телефонное интервью с газетой Цайт (Die Zeit). О своем местонахождении Алиев говорить отказался. Однако он хочет подробно высказаться о предъявляемых ему обвинениях. По словам Алиева, это все ложь, он никого не убивал, не пытал и не насиловал. На самом деле он жертва – именно так утверждает Алиев на слегка грубоватом английском. По его словам, если бы он остался во внутреннем круге власти президента Назарбаева, то никаких обвинений против него бы не последовало. "Это все политика", - заявляет он. "Я готов защищаться в любом европейском суде. Я не совершал никаких преступлений."

 

Алиев и Назарбаев действительно были когда-то очень близки. Они оба происходят из влиятельных казахских семей, а Алиев в возрасте 21 года женился на старшей дочери Назарбаева. Вместе с продвижением Назарбаева на верхушку власти карьера экономиста и врача Алиева также пошла в гору. Налоговая полиция, секретные службы, министерство иностранных дел. В царстве Назарбаева Алиев исполнял черную работу.

 

Однако дружба двух политиков дала трещину. Алиев открыто высказал критику в адрес президента. Ходили слухи о планируемым Алиевым путче. После его отправки в Вену в 2007 году их хорошим отношениям пришел конец. Вскоре после этого дочка Назарбаева Дарига расторгла свой брак с Алиевым.

 

Теперь у Алиева больше не было причин молчать о Назарбаеве.

 

В этой истории есть одно главное противоречие: два влиятельных политика знают о преступлениях друг друга и по крайней мере один из них готов рассказать об этом. Все это создает уникальную возможность увидеть зловещие движущие силы постсоветской диктатуры, с которой так охотно торгуют западные политики.

 

Алиев не только хорошо знаком с механизмами этой власти, он и сам на протяжении нескольких лет нажимал на самые важные рычаги. Он знает, как проходит бизнес Назарбаева с иностранными государственными деятелями и промышленными магнатами. Он рассказывает о том, как президент Казахстана озолотился на урановых сделках с Ираном. Он объясняет, как такие знаменитые американские политики, как бывший президент Билл Клинтон, бывший вице-президент Дик Чейни, бывший министр иностранных дел Генри Киссинджер и бывший шеф ЦРУ Джордж Тенет, лично налаживали связи американских предприятий с Назарбаевым. И как правило обе стороны были в выигрыше. Назарбаев, например, широко поддерживает фонд Клинтона, целями которого в том числе является борьба со спидом.

 

Алиев оценивает личное состояние Назарбаева в 15 миллиардов долларов, находящихся на разных счетах заграницей. В одной только Бельгии у него на счету лежит один миллиард. Алиев рассказывает, как однажды Назарбаев попросил его уладить одно дело в Вене. Речь шла о продаже казахского банка АТФ австрийскому банку Австрия за приблизительно 1,6 миллиардов евро. "Я лично получил указание от Назарбаева передать директору банка Австрия взятку в размере 50 миллионов долларов", заявил Алиев.

 

Сделка состоялась, впрочем, впоследствии она обернулась финансовым фиаско для банка Австрия. Банк в свою очередь заявляет, что "обвинения господина Алиева взяты из воздуха".

 

Алиев отмывал миллионы в подставной фирме в Крефельде

 

В Германии с казахским правительством миллионные договоры подписывали такие компании как Linde, Siemens и Thyssen Krupp. Особенно часто Назарбаев упоминает о своей дружбе с бывшим министром иностранных дел ФРГ Хансом- Дитрихом Геншером. В прошлом году во время визита Назарбаева в Германию они оба отпраздновали свою встречу в берлинском офисе Общества внешней политики ФРГ. Снаружи раздавался свист демонстрантов, протестующих против Назарбаева, а внутри друзья пожимали друг другу руки. Геншер назвал протесты "бурным приветствием живого, открытого народа", а затем высказал Назарбаеву публичный комплимент: "Меня поразила та ясность, с которой Вы определили путь Вашей страны." Согласно расследованиям, проводимым такими правозащитными организациями, как Amnesty International и Human Rights Watch, в этой стране арестовывают журналистов, закрывают критикующие интернет-сайты, а оппозиционные политики приговариваются к долгим срокам заключения за "разжигание социального недовольства". По мнению наблюдателей из Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе последние президентские выборы в апреле 2011 года проходили с "серьезными нарушениями". Другими словами, полученное Назарбаевым большинство в 95,5% было подтасовано.

 

Теперь Рахат Алиев выдает себя за жертву преследования этого так называемого демократа. "Я боюсь", - заявил он в интервью газете "Цайт", - "за себя и за свою семью". Он говорит о преследовании казахскими секретными службами, о том, что они хотят его похитить и вывезти в Казахстан.

 

О своей жизни и своих несчастьях, которые по его словам с ним приключились, Алиев написал уже в двух книгах. Там он предстает в качестве добродушного и благородного человека, из которого аппаратчики сделали оппозиционера. Свои истории он разбавляет душещипательными нотками. В последней своей книге "Место преступления - Австрия" он сделал следующее посвящение: "Тем, кто борется за правду, свободу и справедливость".

 

Однако, такие заявления не сильно действуют на австрийских следователей. По данным "Цайт" в прокуратуре Вены уже накопилось около 200 свидетельских показаний, в основном из Казахстана, подтверждающих причастие Алиева к убийству банковских управляющих.

 

В этой истории двух врагов речь идет не о борьбе добра со злом, а о борьбе зла со злом.

 

Крефельд, Рейнский порт, недалеко от завода Bayer в Юрдингене. Синяя вывеска с названием "Metallwerke Bender" еще висит на наружной стене, но надпись уже давно выцвела. Ворота закрыты на тяжелый замок, с другой стороны территорию фирмы от любопытных ограждает колючая проволока. Через окно проходной можно разглядеть пустое здание с разбитыми окнами. Высоко в небо уходит труба. Из нее уже давно не шел дым. На протяжении десятков лет фирма Metallwerke Bender неплохо зарабатывала на переработке металла: старые автомобильные диски, водосточные трубы и другой металлолом снова переплавлялся в алюминий и медь. Потом дела пошли плохо. Вот уже два с половиной года территория фирмы площадью 63000 кв.м. находится в полном запустении. По выходным сюда через забор перелезают любители пофотографировать заброшенные промышленные объекты, печи и цистерны. А охотники за металлоломом воруют здесь все, что может принести деньги; один из них погиб здесь прошлой осенью, схватившись за высоковольтный кабель.

 

Прокуратура Крефельда заинтересовалась фирмой Metallwerke Bender совсем по другой причине. Она ведет расследование по делу Рахата Алиева и других обвиняемых и их причастия к разорившейся фирме. Они подозреваются в отмывании денег на миллионы евро. В 2004 году металлозавод первый раз был объявлен банкротом. Через год как по мановению волшебной палочки появился австрийский инвестор - компания Armoreal Trading, возглавляемая нынешней женой Алиева, которая некоторое время была его секретарем в представительстве Казахстана в Вене. Руководителем компании Metallwerke Bender стал теперешний тесть Алиева.

 

До 2010 года через эту фирму было прокручено около 10 миллионов евро для сокрытия их незаконного происхождения. Разрушенное и обанкротившееся предприятие работало чрезвычайно эффективно: пусть и не в качестве металлозавода, а в качестве фабрики по отмыванию денег. Алиев отклоняет и эти обвинения. По его словам, все его состояние было заработано исключительно законным путем. На несколько месяцев фирму Metallwerke Bender перенял еще один не менее сомнительный инвестор из Дубая, а в 2001 году фирма окончательно закрылась, и сотня сотрудников потеряла работу. Возможно, Metallwerke Bender была лишь небольшой частью огромной машины по отмыванию денег. В 2005 году Интерпол Висбадена впервые представил венским властям обвинения Алиева в отмывании денег. Тем временем следователи выявили в Германии, Австрии и Мальте целую сеть фирм, сосредоточенных вокруг Алиева и возглавляемых подставными лицами. В этом деле речь идет о сумме в более 100 миллионов евро.

 

В эту сеть входят консультационные фирмы, фирмы, торгующие сахаром и даже фирмы по производству кинопродукции. Только австрийские следователи выявили более дюжины подозреваемых предприятий, которые теперь частично существуют под новым названием. Финансовые потоки и ответвления фирм ведут не только на Мальту, но и в такой офшорный рай, как Карибские острова Сент-Китс и Невис.

 

После обыска дома одного из доверенных лиц Алиева в конце 2012 года Высший земельный суд Вены постановил: подозрение "в отмывании незаконно полученных денег через эти предприятия" является обоснованным - подозрения против Алиева даже были названы "существенными".

 

Центральная роль в этой сети по отмыванию денег, по мнению австрийского правосудия, была отведена холдингу A.V. Maximus Holding AG, который окольными путями вложил около семи миллионов евро в показательный венский проект - медиа-центр в Санкт-Марксе. По сведениям "Цайт", в последние несколько месяцев эта сеть вместе с потоками денег смещается из Австрии в направлении Мальты. Алиев и там подозревается в отмывании денег. Летом 2013 года его состояние было временно заморожено мальтийскими правоохранительными службами.

 

Будет ли прокуратура Крефельда возбуждать уголовное дело против Алиева, несмотря на многолетние расследования, остается неясным. Процессы по отмыванию денег в Германии часто закрываются по одной простой причине: следователи должны доказать, что деньги были получены незаконным путем, а это оказывается не так просто. Поэтому уголовные органы уже давно требуют введения обратного алиби: обвиняемые должны доказать, что их деньги добыты легальным путем.

 

Несколько недель назад сеть неправительственных организаций и церковных объединений назвала Германию "Эльдорадо для отмывания денег". В списке так называемого коэффициента теневых финансов Германия с ее восьмым местом обгоняет даже такие классические страны налогового рая, как Багамы и остров Джерси, следуя сразу за Ливаном. "На самом деле раскрытие отмывания денег могло быть очень простым делом", - говорит Виола Фон Крамон, до недавнего времени спикер по внешней политике фракции зеленых в Бундестаге, "достаточно попросить свидетельства того, что поступаемый поток денег облагался соответствующими налогами. Но никто не хочет это делать. Деньги должны притекать - вот главный девиз, который решает все."

 

Вражда двух человек переросла в интернациональное уголовное дело

 

Фон Крамон несколько раз посещала Казахстан, в том числе и город Жанаозен на юго-западе Казахстана. Там около двух лет назад тысячи рабочих на нефтяных месторождениях бастовали против катастрофических условий труда. Около 17 человек погибли от выстрелов полиции, сотни были ранены, а несколько десятков бастующих позже предстали перед судом за нарушение общественного порядка. "Европа должна применить более жесткие меры в отношении Назарбаева", - заявляет фон Крамон.

 

Еще меньше доверия в представительнице зеленых вызывает Рахат Алиев: "Этот человек - обыкновенный преступник, и это просто смешно, когда он представляет себя оппозиционером и жертвой преследования." Вместе с другими политиками от партии зеленых фон Крамон в конце 2012 года подала запрос в Федеральное правительство касательно его политики в отношении Казахстана. Речь в нем шла о нарушениях прав человека, о судьбах отдельных людей, об экономической политике и о деле Алиева.

 

Правительство ответило на все вопросы, за исключением дела Алиева. Вопрос был отклонен на основании того, что все сведения были получены от Федеральной разведывательной службы ФРГ и могут рассматриваться только во внутреннем порядке. "Тогда я отправилась туда. Мне было интересно, что же я там увижу", - рассказывает Виола фон Крамон. На некоторое время она задумывается. "Мне нельзя ничего рассказывать, но я могу Вам сказать одно: в этом деле задействовано безумное количество секретных служб со всего мира."

 

Безумное количество секретных служб означает безумное количество тумана. Здесь присутствуют ложные следы, ложные подозреваемые, ложные легенды и ложные приговоры. Дела здесь делаются именно так. Примером тому может послужить убийство казахского оппозиционера Алтынбека Сарсенбайулы в 2006 году, осуществленное членами специального подразделения секретных служб, осужденных в ходе судебного процесса. Наблюдатели процесса пришли к единому мнению, что настоящие заказчики остались неизвестными.

 

Рахат Алиев пишет в своей книге, что это убийство было поручено одному из руководителей секретных служб самим Назарбаевым. Другие источники из сферы казахских следственных органов и семьи убитого распространяют противоположную версию: по их мнению убийство было организовано Рахатом Алиевым.

 

Сплошной туман.

 

Однажды вечером в одном венском кабачке за тарелкой отварной говядины и стопкой абрикосового шнапса адвокат Рихард Сойер заявил: "Это просто невероятно, какое количество дезинформации Рахат Алиев специально распространил в этом деле. Я не встречал такого за всю свою карьеру".

 

Сойер не является независимым наблюдателем, он официально представляет правовые интересы Казахстана в Австрии, можно сказать, что он является адвокатом президента Назарбаева.

 

Сойер говорит: "Это дело можно разбирать снова и снова, и от этого оно становится все более запутанным, но неизменным остается одно: в этом деле были замучены и убиты два человека. Убийство остается убийством. И господин Алиев серьезно подозревается в причастности к этому убийству. Поэтому прокуратура должна возбудить дело, чтобы вина Алиева была рассмотрена независимым судом. В этом вся суть."

 

Еще днем в разговоре двух других адвокатов это выглядело совершенно иным образом. Манфред Айнедтер и Отто Дитрих, адвокаты Рахата Алиева, убеждены в том, что прокуратура должна закрыть дело против их манданта. "В этом деле все куплено и сманипулировано, в том числе и главные свидетели. Это нужно постоянно иметь в виду", - говорит Дитрих, "при обстоятельствах приходится признать, что правду таким образом найти невозможно."

 

Многолетняя вражда двух человек переросла в крупное интернациональное уголовное дело. Однако после того как венское правосудие постановило не выдавать Алиева казахским властям, оно также стало и вопросом австрийской политики. Например, совершенно непонятно, почему Алиев после изъятия казахского паспорта почти на следующий день получил австрийское гражданство, которого его официально лишили на прошлой неделе. Совершенно непонятно, как долго еще прокуратура будет продолжать свои расследования, и когда она наконец придет к какому-нибудь решению. Уполномоченным прокурором по этому делу назначена Беттина Валлнер, которая не общается с прессой по причине продолжающегося расследования. Ей приходится быть осторожной, ведь она не первый прокурор в этом деле. Ее предшественник был обвинен Обществом жертв насилия Тагдыр в намеренном затягивании процесса; расследования по этому делу были прекращены. Общество жертв насилия представляет известный венский адвокат Габриэль Лански, против которого тоже началось расследование по подозрению в возможном шпионаже в пользу казахских спецслужб.

 

Вена зачастую была целью назначения для неудавшихся иностранных воротил от политики с несколько странными представлениями о демократии. Несколько недель назад здесь перед судом предстал вице-шеф полиции Гватемалы. А год назад в волнах Дуная нашли тело последнего премьер-министра ливийского режима Гаддафи Шукри Ганима. Правоохранительные органы отреагировали очень быстро: это было самоубийство. И закрыли расследование.

 

 Еженедельник «Цайт», Гамбург, 21 ноября 2013 г.

Ганс-Вернер Кильс, Штефан Леберт и Вольф Видманн-Шмидт 

http://www.zeit.de/2013/48/kasachstan-alijew-nasarbajew/komplettansicht