Cколько стоит светлый образ Нурсултана Назарбаева. Часть 3

altИтак, мы продолжаем свое повествование. Похоже, Нурсултану Абишевичу в попытках коррекции в честных американских глазах своей подмоченной репутации помогли две вещи: во-первых, начавшийся перманентный рост цен на энергоносители, во-вторых, теракт 11 сентября 2001 года.

 

Ситуация с энергоносителями носила в США все более и более тревожный характер. Следует отметить, что особенно чуткого слушателя нефтяное лобби нашло в лице администрации Буша и вице-президента Дика Чейни – бывшего нефтяника, который назначил на ключевые посты ветеранов нефтяной индустрии и сосредоточился на улучшении энергетической безопасности США. В марте 2001 года министр энергетики Сперсер Эбрахам предупредил, что в течение следующих двух десятилетий Соединенным Штатам грозит кризис в сфере нефтяных поставок. Два месяца спустя энергетическая комиссия во главе с Чейни выпустила доклад, в котором призвала США найти источники импорта нефти вне ОПЕК, особо указав на потенциал каспийского региона, Африки и Латинской Америки.

 

Позиция Дика Чейни имела важное значение для назарбаевского режима, который сделал попытку использовать столь высокопоставленного американского чиновника для спасения от судебного расследования в рамках «Казахгейта». Так, в эпизоде, описанном в газете "Нью-Йорк Таймс", Булат Утемуратов, близкий помощник Назарбаева, и еще одни казахстанский чиновник, обращались в октябре 2001 г. за помощью к Чейни. Казахстанцы были особенно заинтересованы в вице-президенте, говорят консультировавшие их люди, поскольку они полагали, что бывший нефтепромышленник может оценить стратегическое значение Казахстана и может проявить сочувствие.

 

"Они действовали дипломатично - однако их намерение звучало так: мы хотим, чтобы это дело было закрыто", - свидетельствует очевидец тех событий. Чейни отказал им, порекомендовав, по сути, нанять хорошего юриста. Примерно в это же время Утемуратов решил испробовать другой подход. Он попросил Halliburton - компанию, где в прошлом работал вице-президент США Ричард Чейни, представить казахстанское дело в Администрации. Компания, работающая в нефтяной сфере, оказалась бы здесь как нельзя кстати: Halliburton строила перерабатывающие заводы на богатом месторождении Тенгиз в Казахстане и осуществляла наблюдение за работами по бурению и строительству на еще более крупном, кашаганском, месторождении. Тем не менее, Дэвид Лезар, исполнительный директор компании, также отклонил эту просьбу.

Утемуратов тогда принялся, по словам одного из американских советников, "торговать" одного из главных республиканских специалистов, который мог иметь влияние на администрацию. Дик Торнбо, бывший генеральный прокурор США в период администраций Рейгана и Буша-старшего, в конце концов, согласился заняться их делом.

 

Люди, знакомые с этим делом, говорят, что он посоветовал Казахстану не вмешиваться в расследование, но оказать содействие Департаменту юстиции США и принять антикоррупционные законы и другие меры для оздоровления связей с Вашингтоном. Совет хорош и совершенно законен. Но вот им-то как раз Назарбаев со своими клевретами пренебрег.

 

Теракты 11 сентября 2001 г., как ни печально и кощунственно так говорить, обусловили большую значимость Казахстана для Вашингтона, объявившего «крестовый поход» против международного терроризма. Это ощущение проходит красной нитью через все девятистраничное письмо, направленное в 2002 году вашингтонским юристом Назарбаева Рейдом Венгартеном – адвокатом по уголовным делам, в Департамент юстиции, в котором излагается просьба о встрече с заместителем генерального прокурора Ларри Томпсоном. "Мне внушает серьезную озабоченность тот факт, что отношения между Соединенными Штатами и Республикой Казахстан - важным стратегическим партнером в войне против терроризма, располагающим значительными запасами нефти и газа в нестабильном географическом регионе - ухудшатся, если прокуратура … станет и дальше столь же активно проводить расследование в отношении должностных лиц Казахстана", - предупреждал Вейнгартен в своем письме.

 

Но это не помогло. В сентябре 2002 года Нурсултан Абишевич, Нурлан Утебович (который Балгимбаев) и прочие наши «казахгейтские» сошки помельче жалко и беспомощно вздрогнули. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев мог (или может?) предстать перед американским судом. Пока в качестве свидетеля. Это стало очевидно 6 сентября 2002 года, когда федеральный судья Нью-Йорка Дэнни Чин принял решение по делу М 11-189, фигурантами которого являются г-н Назарбаев, члены его семьи, бывший премьер-министр Балгимбаев, а также гражданин США Джеймс Гиффен, в начале 90-х годов ставший ближайшим советником казахстанского президента.

 

Судья Чин поддержал предъявление повестки, выданной в 2000 году Департаментом юстиции США, согласно которой присяжным американского суда должен быть представлен весь объем документов - как изученных, так и еще не полученных следствием. Это 300 тысяч листов, часть из которых находится в распоряжении властей Казахстана.

 

Решение федерального судьи Чина означало радикальный поворот в расследовании "Казахгейта". Судья потребовал от всех, кто в нем замешан, представить Большому жюри Нью-Йорка документы, раскрывающие обстоятельства этого дела.

 

В Астане до сих пор делали все возможное, чтобы не допустить такого развития событий. Американские адвокаты г-на Назарбаева требовали исключить из рассмотрения Большого жюри документы, касающиеся президента, членов правительства и их родных. Они ссылались на то, что по закону "о первом президенте Казахстана" такая информация представляет государственную тайну. По сути, Астана настаивала на судебном иммунитете главы государства. Лоббистские структуры, работавшие в США по поручению казахстанского руководства, обращались также в Государственный департамент США и другие ведомства, уверяя высоких американских чиновников, что подозрение о причастности президента Назарбаева к коррупции оскорбительно для Казахстана и приведет к ухудшению его отношений с США.

 

Усилия оказались тщетными. Судья Дэнни Чин ответил, что "иностранное правительство, подозреваемое в получении взяток от американских компаний, не может иметь иммунитета". Он также отметил, что подобный отказ в иммунитете касается не только иностранных граждан, но и высших должностных лиц США. Апеллируя к существующему в США прецедентному праву, судья сослался на скандальное дело "Уотергейт", которое привело к отставке президента Никсона в 1974 году. Тогда суд решил, что американское правосудие выше интересов одной из ветвей государственной власти страны, и позволил допрашивать ближайших советников Никсона. А протесты его адвокатов, что это приведет к раскрытию государственных секретов, были отклонены. Такой вердикт, по мнению судьи Чина, относится и к привилегиям иностранных государственных деятелей, которые не имеют приоритета по отношению к исполнению американских законов.

 

Судья Чин отказался пойти на юридическую сделку, предложенную нанятыми Астаной адвокатами, - американский суд делает уступки властям Казахстана, а они в свою очередь обещают властям США или компаниям этой страны в будущем свою лояльность. Казахстанские должностные лица, специально приезжавшие в Нью-Йорк, чтобы повлиять на решение федерального судьи, вернулись домой с плохой новостью.

 

Подобная откровенная тактика назарбаевских эмиссаров, возможно, только навредила казахстанскому делу. Их настойчивость заставила в ноябре 2002 года сенатора Джона МакКейна, известного критика Назарбаева, написать письмо министру юстиции Джону Эшкрофту, с просьбой проинформировать о ходе расследования.

 

"В политическом смысле, это имело обратный эффект, - считает один из американских чиновников. - Чем активнее они добивались своего, тем больше эти попытки показывали, насколько отличается их образ мыслей от нашего". Для Казахстана стали поступать новости одна другой хуже с момента ареста Гиффена. Дж. Брайан Уильямс, один из бывших руководителей компании Mobil, признался в уклонении от налогов, будучи обвинен в получении взяток на сумму 2 млн. долларов от Гиффена за приобретение его компанией концессии стоимостью в 1 млрд. долларов на разработку Тенгизского месторождения.

 

По мере нарастания темпов расследования, Казахстан реагировал на события в своей типичной манере - нанимая все больше лоббистов.

 

В конце мая порученцы Назарбаева прибегли к услугам Patton Boggs, крупнейшей вашингтонской фирмы, с целью улучшения своих отношений с Администрацией, Конгрессом и СМИ. За год Patton Boggs получит за это около 1 млн. долларов. Майкл Драйвер, партнер Patton, говорит, что Казахстан не упоминал о расследовании, когда выражал желание заручиться услугами его фирмы. Вместо этого они хотели сообщить Вашингтону о своем привлекательном инвестиционном климате и приверженности делу демократии.

 

Однако лоббисты и советники, работающие на Казахстан, узрели здесь другой мотив. "Они убеждены, что если разбросают вокруг достаточно денег, в конце концов, кто-то об этом позаботится, - говорит один из них. - Хуже всего то, что они (казахи) намереваются растратить кучу денег, выставляя себя на посмешище". В Вашингтоне есть масса людей, которые могут Казахстану в этом помочь.

 

Отметим, что одним из наиболее важных качеств истинного политика является чувство меры. Наши доморощенные политики во главе с Великим Кормчим Нурсултаном Абишевичем этим качеством отродясь не обладали – биография не та. А страх, мелкий подленький страх разоблачения неприглядных делишек еще более отбивает способность мыслить в нужной системе координат. Причем, как выяснилось, ничему Нурсултан Абишевич и его присные за годы позорных попыток приглушить «Казахгейтский скандал» не научились. Такими же топорными аульными методами они действовали и в рамках рассмотрения дела об экстрадиции Алиева, своими звонками канцлеру, министру юстиции, генеральному прокурору и др. вызвав лишь насмешки и раздражение австрийских официальных лиц.

 

Но мы не хотим быть несправедливыми и отметим, что не всегда лоббистские усилия наших властей носили столь идиотский характер. Разумеется, это имело место лишь в тех случаях, когда они не занимались самодеятельностью, а слушали рекомендации нанятых ими специалистов своего дела.

 

Мы уже упоминали выше, что одно из ключевых значений в деле расположения американских властей к себе для Нурсултана Абишевича с его подмоченной репутацией сыграли события 11 сентября 2001 года в США. Как говорится, не было счастья, да несчастье помогло.

 

Как известно, спустя три месяца после 11 сентября Назарбаев посетил с визитом США, встретившись, в числе прочих, c Бушем-старшим, с Р. Чейни и нынешним президентом Бушем. За теплым приемом стояло сотрудничество Назарбаева с администрацией Буша в войне против терроризма: он разрешил американским самолетам использовать аэропорт в Алма-Ате.

 

Однако в то же время это стало свидетельством растущего нефтяного влияния Казахстана. Назарбаев и Буш подписали серию договоров, включая договор о сотрудничестве в сфере энергетики.

 

Чтобы поддержать двусторонние отношения, американские нефтяные компании ExxonMobil, ChevronTexaco и ConocoPhillips предприняли собственные лоббистские усилия, профинансировав создание Американо-казахстанской деловой ассоциации.

 

В конце 2001 года ассоциация и нефтяное лобби помогли создать в конгрессе фракцию "Шелковый путь", которая принялась бороться за более близкие связи с Казахстаном и другими государствами Центральной Азии. С 1995 года сопредседатели клуба сенаторы Сэм Браунбэк и Мэри Лэндье в общей сложности получили 600 тыс. долларов инвестиций в свои компании от представителей нефтяного и газового бизнеса.

 

Ведущая лоббистская вашингтонская фирма Patton Boggs, которой Казахстан платил ежемесячно по 60 тыс. долларов, подготовила заявление, в котором указывалось, что США должны стремиться найти нефтяные альтернативы вне ОПЕК и что Казахстан – прекрасный кандидат для этого. Это заявление было включено в отчет конгресса США, как и многие другие бюллетени Patton Boggs, сообщил на условиях анонимности представитель фирмы.

 

По требованию нефтяной индустрии, в марте 2002 года министр торговли США Дональд Эванс вычеркнул Казахстан из правительственного списка нерыночных экономик. Страны, находящиеся в этом списке, могут подвергаться более жестким санкциям в случае торговых споров с США. Его решение последовало за докладом фонда "Наследие", консервативной аналитической группы, в котором Казахстан был поставлен на 131 место среди 161 страны по показателям экономической свободы.

 

В июле 2003 года администрация Буша подтвердила, что режим Назарбаева продемонстрировал "значительные улучшения" в отношении соблюдения прав человека, хотя Госдепартамент незадолго до этого подверг резкой критике условия в Казахстане и отсутствие прогресса.

 

Заявление администрации, в котором подчеркивалось, что теперь режим Назарбаева "осознает потребность в изменении" ситуации, привело к выделению в 2003 году Казахстану помощи в размере 51 млн. долларов.

 

В декабре 2003 года госсекретарь США Колин Пауэлл снова подтвердил, что Казахстан добивается прогресса по правам человека – такое заявление требовалось для получения средств для финансирования американской программы, которая помогает бывшим советским республикам уничтожать арсеналы межконтинентальных баллистических ракет.

 

Пауэлл сделал это заявление, несмотря на оппозицию сенаторов Джона Маккейна и Патрика Лихи, которые настаивали на том, что США должны осудить Казахстан за отсутствие улучшений, а средства на финансирование программы выделить специальным распоряжением.

 

В январе 2004 года четыре члена фракции "Шелковый путь" вынесли на обсуждение палаты представителей законопроект, который предусматривает установление нормальных торговых отношений с Казахстаном, сокращая пошлины на экспорт в США. Одобрение такого статуса обычно означает поощрение за улучшение ситуации в сфере прав человека.

 

Этот законопроект появился после нескольких лет лоббирования ведущих нефтяных компаний и Американо-казахстанской деловой ассоциации. Исполнительный директор ассоциации написал письма 140 членам конгресса, призывая их повысить торговый статус Казахстана. ChevronTexaco направила на борьбу за принятие законопроекта 6 лоббистов. Администрация Буша высказалась в поддержку этой меры, однако одобрения конгресса она пока не получила.

 

Эти шаги в духе Realpolitik были встречены в Казахстане с признательностью. Ну, еще бы. И в Америке тоже люди живут, а деньги, как говорится, не пахнут.

 

Помните, как несколько раздраженно констатировали российские СМИ, в ходе своего визита в Казахстан в апреле 2006 года вице-президент США Дик Чейни, по сообщениям, не был особо озабочен плачевным состоянием дел с правами человека в Казахстане.

 

Затем в западной прессе вовсю обсуждали скандал, возникший с разоблачениями одного из американских лоббистов - Стивена Пэйна. Разумеется, и здесь без назарбаевского режима не обошлось. Как пишет в своей публикации «Санди Таймс» от 20 июля 2008 года: «Во время своей встречи в Лондоне, лоббист Стивен Пэйн сообщил репортёру газеты „Санди Таймс“ о деталях визита Чейни, который он помог организовать в 2006 году. Пэйн, в частности сказал, что перед прибытием Чейни, он встретился с Каримом Масимовым, тогда заместителем премьер-министра, а ныне премьер-министром Казахстана. Пэйн заявил: "За несколько дней до визита (Чейни) я отвёл его (Масимова) в сторону и сказал ему, что Чейни собирается сказать ему ряд очень необычных вещей и он был удивлён. Очень удивлён. И затем я встретился с ним после того как Чейни уехал... он (Масимов) был удивлён тем, насколько Чейни был открыт и насколько он был более заинтересован в том, что Казахстан мог бы делать на международной арене и на энергетической арене и тому подобное, чем в правах человека". Вот так-то, господа читатели. Вы верите в бескорыстные мотивы господина Чейни? Я тоже.

 

Но Чейни вовсе не одинок в своей привязанности к Назарбаеву. Например, Казахстан также всегда рассчитывает на поддержку хьюстонской юридической фирмы Baker Botts, которая консультировала энергетические компании, планировавшие вкладывать средства в Казахстан и другие прикаспийские государства. Среди партнеров компании: Джеймс Бейкер, который являлся госсекретарем при Джордже Буше-старшем. В конце 1991 года, когда Советский Союз доживал в агонии последние дни, Бейкер и Назарбаев договаривались о зарождающихся американо-казахских отношениях, попутно при этом наслаждаясь сауной на загородной вилле в горах под Алма-Атой.

 

Наконец, у Назарбаева есть ряд других влиятельных друзей в Вашингтоне. Помимо широкого лоббирования, которое от его имени ведут американские энергетические компании и Американо-казахстанской ассоциации бизнеса, спонсируемой нефтяными гигантами, Казахстан продолжает тратить миллионы долларов на ведущие лоббистские компании.

 

Как известно, в США существует специальный закон о лоббистской деятельности. Именно в этой стране он был принят впервые в мире в 1946 году. Согласно закону, все лоббисты обязаны регистрироваться у клерка Палаты Представителей, публиковать финансовые отчеты, касающиеся своих затрат на лоббизм, обнародовать цели лоббистской кампании. Также обязательна регистрация агентств, действующих в интересах иностранных компаний, а также информирование Департамента юстиции США. Так вот, например, в 2005-2006 годах Казахстан нанял компании DLA Piper Rudnick Gray Cary (лоббизм), Livingston Group возглавляемая бывшим конгрессменом Бобом Ливингстоном (PR, официальный заказчик - Карим Масимов, старший советник президента Казахстана,а ныне премьер-министр и новый главный казначей Назарбаева) и Patton Boggs (связи со средствами массовой информации, заказчик - организация Corporate Fund Kazakhstan за полгода заплатила за эти услуги $240.5 тыс.).

 

В мае 2008 года разразился скандал, когда достоянием гласности стал факт того, что дочь президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Дарига использовала вашингтонскую консалтинговую компанию Global Options Management («дочку» Global Options Group) для сбора информации о расследовании в США фактов подкупа казахстанских чиновников американскими нефтяными компаниями. Как мы уже информировали наших читателей, компания Global Options специализируется на консультациях в области безопасности и в состав ее руководства входят бывшие руководители американских спецслужб — например, экс-директор ЦРУ Джеймс Вулси, бывшие директора ФБР Уильям Уэбстер и Уильям Сешенс. Пока все трое утверждают, что не занимались сбором информации в интересах Дариги Назарбаевой, но признают, что присутствовали на светских мероприятиях с ее участием. В 2003 году был подготовлен детальный доклад Global Options Management о проделанной работе по сбору информации о расследовании в Госдепартаменте, ФБР, Департаменте юстиции и Белом доме, датированный 2003 г.

 

Global Options занималась сбором информации о расследовании так называемого Казахгейта, попытки американских компаний, в том числе — Mobil (сейчас часть Exxon Mobil), Amoco (влилась в BP) и Texaco (поглощена Chevron), получить доступ к нефтяным месторождениям в Казахстане путем подкупа окружения Назарбаева на общую сумму $84 миллионов долларов. Деньги перечислялись через советника Назарбаева Джеймса Гиффена, которому в 2003 г. уже были предъявлены обвинения. Позднее Гиффен признал, что работал в интересах американских спецслужб, и расследование в отношении него было засекречено, а суд до сих пор не состоялся. Следствие так и не привело к обвинениям в адрес конкретных нефтяных компаний, но средства, перечисленные на счета казахстанских чиновников были заморожены. А в 2006 г. Департамент юстиции США согласился разморозить счета при условии их использования на социальные программы в Казахстане.

 

Ну, о специфике сделки по фонду «Бота» мы уже когда-то подробно писали в статье «Бота, да не та». Отметим лишь, что в обмен на официальное признание Астаной своей вины в «казахгейтском» происхождении 84 миллионов долларов, была создана программа “Бота”, которая должна будет использовать эти средства для оказания помощи малообеспеченным детям и выделение грантов на образование. Две другие программы, также являющиеся частью сделки, пятилетняя “Программа пересмотра системы управления государственными финансами” и “Инициатива прозрачности добывающих отраслей” предусматривают де-факто предоставление ревизорских функций контролерам из Всемирного Банка (а кто имеет решающий голос при назначении Президента Всемирного банка? Правильно - президент США). Они должны будут надзирать за всеми операциями государственного бюджета и трансакциями в сфере добывающих отраслей.

 

Получается, что правительство Казахстана, на свои же деньги, если следовать духу и букве достигнутых договоренностей, наняло надсмотрщиков над самим собой и теперь будет в роли “младшего брата” во всем слушаться ревизоров из-за океана. Руководство любой другой страны сочло бы подобное за откровенную насмешку Вашингтона и попрание государственного суверенитета, но только не казахское правительство. Вот такая вот реальность создалась в “стратегических партнерских отношениях” между США и Казахстаном. И на что только тратились народные денежки, осевшие в бездонных карманах циничных зарубежных лоббистов?

 

Наш президент Нурсултан Абишевич как в рамках своего поручения «откопать тайные заграничные счета Кажегельдина, в результате которых «откопали» его собственные, так и в согласии на «гениальный план» Каната Саудабаева по признанию вины в обмен на создание фонда «Бота» и якобы на возврат в казну 84 миллионов выступил в своей любимой классической ипостаси бессмертной унтер-офицерской вдовы, «которая сама себя высекла».

 

Продолжение следует.

 


Файл № 1. Договор Посольства РК в Вашингтоне с лоббистской фирмой „Verner, Liipfert, Bernhard, McPherson & Hand“, июль 2001 года.

Файл № 2. Договор Корпоративного фонда Казахстана, от имени которого договор подписал зампремьер Карим Масимов, с лоббистской фирмой „Patton Boggs, LLP), май 2003 года.

Файл № 3. Договор Корпоративного фонда Казахстана, от имени которого договор подписал зампремьер Карим Масимов, с лоббистской фирмой „Patton Boggs, LLP), июнь 2003 года.

Файл № 4. Договор Булата Назарбаева (Корпоративный фонд Казахстана) с лоббистской фирмой „Patton Boggs, LLP), ноябрь 2003 года.

Файл № 5. Поправка к Договору Булата Назарбаева (Корпоративный фонд Казахстана) с лоббистской фирмой „Patton Boggs, LLP), май 2004 года.

Файл № 6. Договор посла РК в Вашингтоне Е.Идрисова с лоббистской фирмой „APCO Worldwide Inc“, октябрь 2007 года.

 


Сайт Рахата Алиева

Статьи по теме

Депутат требует запретить банкам, получившим помощь из Нацфонда, выплачивать дивиденды акционерам

Депутат требует запретить банкам, получившим помощь из Нацфонда, выплачивать дивиденды акционерам

More details
Эксперты Комитета против пыток высоко оценивают усовершенствование законодательства Казахстана

Эксперты Комитета против пыток высоко оценивают усовершенствование законодательства Казахстана

More details
Аркадий Дубнов: Выборы в Казахстане – шаг вперёд по преодолению назарбаевского наследия

Аркадий Дубнов: Выборы в Казахстане – шаг вперёд по преодолению назарбаевского наследия

More details