Почему Шабдарбаев «посадил» Джакишева?

Считаю, что все происходящее свидетельствует — дело моего брата Мухтара Джакишева носит политический характер, и только по этой причине он лишен права защищаться, лишен доступа к информации, лишен общения с родственниками и близкими.

 

 

 

На электронный ящик московской редакции пришло заявление брата экс-главы «Казатомпрома» Ермека Джакишева, где он обвиняет председателя КНБ Казахстана в корыстном интересе и сведении личных счетов с топ-менеджером урановой компании.

 

 

ЗАЯВЛЕНИЕ ЕРМЕКА ДЖАКИШЕВА

 

 

Третий месяц мой родной брат Мухтар Джакишев находится в застенках КНБ..., без каких-либо перспектив на справедливое следствие и суд. Я подчеркиваю, что именно в застенках, а не в следственном изоляторе. Так говорить меня вынуждает демонстративное нарушение его гражданских прав.

 

 

Информационная блокада, лишение права на квалифицированную юридическую помощь, запрет на свидание с родственниками, постоянное запугивание всех мало-мальски причастных к этому делу лиц, начиная от друзей и родственников и заканчивая журналистами и адвокатами...

 

 

Весь этот беспредел творится публично, в том числе на глазах у прокуратуры, которая обязана защищать закон и права граждан.Чем вызвано столь вопиющее наплевательское отношение к закону в деле моего брата?

 

 

Все очень просто.

 

 

Ни у кого в стране не достает смелости пойти против всесильного председателя КНБ Амангельды Шабдарбаева. Но у самого Шабдарбаева есть личный корыстный интерес. И, как это ни банально, обида на Мухтара.

 

Чтобы не быть голословным, приведу факты.

 

Года два тому назад в разговоре Мухтар сказал мне, что ему звонил вновь назначенный председатель КНБ Шабдарбаев и попросил отдать ему одно из разрабатываемых «Казатомпромом» месторождений урана. Мухтар очень сильно удивился такой просьбе и ответил, что рудники принадлежат государству, а не ему. Но если ему все же так хочется стать обладателем одного из рудников, то он может по этому вопросу обратиться лично к президенту. Как говорил тогда Мухтар, Шабдарбаев, похоже, испугавшись этой перспективы, просил его забыть про эту просьбу.

 

 

Казалось бы, на этом дело и закончилось.

 

Но уже через каких-то пару месяцев с обвинениями в адрес Мухтара выступила госпожа Квятковская. Еще через месяц в «Казатомпром» нагрянула проверка. Причем, наряду с налоговиками и финконтролем в ней почему-то участвовало и КНБ. Еще через полгода Мухтар мне сказал, что, оказывается, Шабдарбаев не забыл тот телефонный разговор и, собрав на него какие-то компрометирующие материалы, зашел с ними к президенту, но получил крайне негативную оценку своим инициативам со стороны главы государства.

 

 

Однако Шабдарбаев и не подумал остановиться на этом. С маниакальной настойчивостью снова и снова он продолжал собирать негатив на моего брата, периодически подбрасывая его главе государству. Уж не знаю, что он такое наговорил президенту, но в какой-то момент добро на проверку было получено. Что из этого вышло, мы сейчас как раз наблюдаем.

 

Я далек от мысли, что Шабдарбаев мог найти что-либо компрометирующее Мухтара, но когда кому-то, обладающему властью, этого очень хочется, то в ход могли пойти и лже-доказательства.

 

 

В заключение хотел бы сказать о роли прокуратуры во всей этой истории.

 

 

Такое ощущение, что она из структуры, стоящей на страже интересов своих граждан превратилась в какой-то вспомогательный департамент Комитета национальной безопасности, по оправданию всех бесчинств, творимых его сотрудниками. Иначе как расценить, что господа из высшего надзорного органа вдруг разом забыли, что право на юридическую защиту — это конституционная норма, а наличие или отсутствие допуска к государственным секретам у защитника изложено в неком, никому не ведомом внутриведомственном документе КНБ.

 

Неужели какая-то инструкция может перечеркнуть суть и основополагающие постулаты конституции — главного закона страны?

 

 

Откройте глаза, господа прокуроры!

 

 

Проконсультируйтесь, наконец, у любого студента первого курса юридического факультета, и он вам скажет, что если какой-либо закон или норма противоречит конституции, то действует не этот закон, а конституция, поскольку все ее положения — прямого действия.

 

Считаю, что все происходящее свидетельствует — дело моего брата Мухтара Джакишева носит политический характер, и только по этой причине он лишен права защищаться, лишен доступа к информации, лишен общения с родственниками и близкими. И вслед за нечестным, несправедливым, фальсифицированным, следствием Мухтара ждет точно такой же суд.

 

 

Поэтому я, Ермек Джакишев, обвиняю Амангельды Шабдарбаева в том, что он пытается дискредитировать моего брата как человека, менеджера, личность. И я обещаю, что сделаю все, чтобы это преступление не осталось безнаказанным.

 

 

Ермек Джакишев

 

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript., Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

 

29 июля 2009 года

 

http://respublika-kaz.livejournal.com/340297.html#cutid1

 

 

 

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

More details
Мнение. Деспоты и харизматики

Мнение. Деспоты и харизматики

More details
Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

More details