Прессе можно, а жене нельзя?

Письмо Джакишевой не осталось незамеченным. В авторитетной британской газете The Times вышла заметка, где автор констатировал: во время своего визита лорд-мэр Лондона будет вовлечен в конфликт государства и одного из крупнейших бизнесменов Казахстана.

 

 

 

Как ответ на ее выступления в Вене и Лондоне расценила Жамиля ДЖАКИШЕВА появившееся в газете «Время» интервью ее мужа. «Я думаю, что реакция зарубежных правозащитников и депутатов заставила Комитет национальной безопасности организовать это интервью», – сказала она, отвечая в среду в Национальном пресс-клубе на вопросы журналистов о своей поездке в Европу.

 

– В КНБ, видимо, думают, что таким образом сумеют убедить меня и все общество, что муж мой жив и здоров, – ну конечно, раз к нему вот даже журналистов пустили. Но тут сразу возникает вопрос: если пустили ДАЖЕ журналистов, то почему не пускают родственников?! – сразу же задала вопрос и прессе, и спецслужбам Жамиля Джакишева.

 

По ее словам, претензий к редакции она никаких не имеет. Эта газета, говорит она, «неоднократно помогала и поддерживала нас». Но обращает внимание на имеющиеся в интервью противоречия.

 

Чего боится КНБ?

 

Эти противоречия Жамиля Джакишева изложила весьма убедительно.

 

– Например, в интервью снова упоминается, что дело секретное, но как же тогда Мухтар может сидеть в камере не один, а с соседом, для которого якобы кроссовки передавали мы 45 размера. У соседа что, есть допуск к госсекретам? А насчет кроссовок, кстати, мне даже интересно, а в чем муж там ходит: свою обувь он вернул! – удивлялась супруга арестованного.

 

Кроме того, она недоумевает, почему вдруг ее супруг решил пригласить Берика ИМАШЕВА своим адвокатом – это его заявление вынесено прямо в заголовок. И также сомневается, что он мог потребовать подать в суд на Татьяну КВЯТКОВСКУЮ за клевету.

 

– Во-первых, адвокат Канафин такого заявления от Мухтара не получал, во-вторых, мой муж всегда относился к Квятковской очень снисходительно, понимая, что не она сама все эти обвинения в его адрес выдвигает. Для него судиться с женщиной ниже его достоинства, он всегда смеялся просто над ее выступлениями, – сказала она.

 

В завершение своего выступления Жамиля Джакишева обратилась через журналистов к Комитету национальной безопасности с требованием не втягивать в свои интриги журналистов, а вместо этого дать четкий ответ на вопрос: на каком основании дело «Казатомпрома» засекречено?

 

– Если речь идет о запасах урановых, то эта информация не секретная. Многие газеты уже писали, что эти цифры были все рассекречены еще несколько лет назад. Так может, там совсем по другому поводу секретность? Но тогда по какому? Пусть КНБ это публично скажет.

 

Жамиля также требует показать семье Мухтара Джакишева – чтобы все могли убедиться, что он жив и здоров.

 

– Мне в принципе непонятно это странное нежелание его показывать именно семье... Чего боится КНБ? – задалась она вполне справедливым вопросом.

 

И, наконец, она требует допустить к нему адвоката. Не того, кого КНБ выбрало, а того, кого выбрала она сама и кто будет действительно защищать его интересы.

 

– Пока это не будет сделано, ни о каком соблюдении законности в его деле нельзя говорить даже в принципе. И мне просто непонятно, куда смотрит Генеральная прокуратура и уполномоченный по правам человека, – заключила Жамиля Джакишева.

 

Криминал с политическим подтекстом

 

Юридические обоснования требованиям супруги экс-президента нацкомпании привел директор Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис, который тоже участвовал в пресс-конференции.

 

Он разъяснил, что, например, предоставление свиданий с родственниками – не право, а обязанность органа, ведущего следствие, прямо оговоренная в законе. Свидания обвиняемым (естественно, с соблюдением мер сохранения тайны следствия) должны предоставляться дважды в неделю в течение трех часов.

 

– Так что Жамиля уже имеет право на 12-часовую встречу с мужем, – уточнил Евгений Жовтис.

 

Но самое главное, на что обратил внимание юрист, – на нарушение права Мухтара Джакишева на защиту.

 

– Вы знаете, что с самого начала по этому делу это право Джакишева было нарушено, – напомнил г-н Жовтис. – То есть в данном случае ему не была дана возможность консультироваться с адвокатами по его выбору, а адвокатов назначали органы следствия, в данном случае органы нацбезопасности. Это является грубейшим нарушением права на защиту – в этом нет никаких сомнений.

 

Более того, особо отметил г-н Жовтис, адвокат, с которым был заключен договор и который предполагался как адвокат г-на Джакишева – г-н Канафин, даже «оказался под определенным давлением в части попытки лишить его лицензии».

 

…Говоря об итогах поездки Жамили Джакишевой в Европу, Евгений Жовтис рассказал, что реакция на ее выступления была не только «изнутри», но и «извне». Международная ассоциация юристов сделала очень жесткий, по оценке правозащитника, пресс-релиз в отношении Казахстана, где поставила под сомнение само наличие права на защиту и беспрепятственную деятельность адвокатуры в Казахстане.

 

– Наши власти все время призывают не политизировать дело «Казатомпрома». Можно было бы в какой-то степени с этим согласиться, тем более что сам Джакишев никогда не был замечен в какой-либо политической активности, но что-то не позволяет это сделать, – сделал вывод Евгений Жовтис. – Сам факт всех допущенных нарушений заставляет говорить, что здесь помимо криминальной составляющей есть некий политический фон. Мне это представляется очевидным.

 

 

«Рискуете, господин лорд-мэр!»

 

На этой неделе мэр лондонского Сити Иэн ЛУДЕР проводит переговоры в Астане с официальными лицами Казахстана. В рамках визита главы мегаполиса запланировано заседание казахстанско-британского торгово-промышленного совета, в связи чем лорд-мэра сопровождают представители британского бизнеса.

 

Накануне его поездки Жамиля ДЖАКИШЕВА направила мистеру Лудеру письмо, в котором сочла своим долгом предупредить главу делегации «о природе режима в Казахстане». Коротко рассказав суть произошедшего с ее мужем, Жамиля Джакишева обратила внимание г-на Лудера на риски политического и экономического характера, которым подвергают себя члены его делегации, занимаясь бизнесом в Казахстане. «Законность, как она понимается в Британии, неприменима к нашей ситуации», – пишет она.

 

Письмо Джакишевой не осталось незамеченным. В авторитетной британской газете The Times вышла заметка, где автор констатировал: во время своего визита лорд-мэр Лондона будет вовлечен в конфликт государства и одного из крупнейших бизнесменов Казахстана. По словам автора заметки Мартина Воллера, супруга арестованного главы национальной ядерной компании обратилась к лорд-мэру с просьбой поднять ее вопрос на встречах с казахстанскими министрами и бизнес-лидерами.

 

А завершает материал автор The Times предположением, что аресты топ-менеджеров нацкомпании – результат маневров «преемника авторитарного президента Нурсултана Назарбаева».

 

 

 

 

РЕСПУБЛИКА

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

More details
Мнение. Деспоты и харизматики

Мнение. Деспоты и харизматики

More details
Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

Почему США хотят отменить поправку Джексона-Вэника в отношениях с Узбекистаном?

More details