Обещания «открытости» в закрытом режиме. Токаев, мажилис, первая сессия

Первое после выборов заседание мажилиса. В кресле за длинным столом — глава ЦИК Берик Имашев, председательствующий на заседании до избрания спикера. Пост спикера после выборов сохранил Нурлан Нигматулин. 15 января 2021 года.

 Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, выступая на первой сессии парламента седьмого созыва, вновь говорил о необходимости политических реформ и открытости госаппарата. Но сессия с его участием проходила в закрытом для прессы режиме, подступы к зданию парламента заблокировала полиция.

Без прямой видеотрансляции, без доступа репортеров и операторов, за закрытыми дверями. Так 15 января стартовала первая сессия парламента седьмого созыва. В первый день работы нового парламента — его нижняя палата обновилась на две трети по итогам выборов, названных западными наблюдателями неконкурентными (в бюллетене не было ни одной оппозиционной силы), — в его стенах много говорилось о «политической модернизации» и «реформах».

С участием Токаева, по сценарию Назарбаева. Первая сессия парламента

И ВНОВЬ ОБЕЩАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕФОРМ

Пришедший на открытие сессии президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что государственный аппарат должен стать «максимально компактным, открытым и эффективным, а процесс принятия решений — гибким и прозрачным».

При этом все подступы к зданию, где он выступал, оказались заблокированными: с утра проходы к парламенту закрыли переносными металлическими ограждениями, у которых дежурили сотрудники спецподразделения полиции.

Журналисты наблюдали за сессией парламента из «Казмедиацентра»: в комнате для репортеров установили небольшой монитор, вести съемку экрана запретили, пообещав корреспондентам предоставить видеозапись позже. За тем, чтобы сидящие в зале не снимали, следили люди из президентской пресс-службы. Журналисты в зале «Казмедиацентра», где транслируют речь Токаева на открытии сессии парламента. — Мы должны снизить порог прохождения политических партий в мажилис с семи до пяти процентов. Пришло время принять такое решение, поскольку такая норма будет стимулировать законно зарегистрированные партии участвовать в следующих выборах. Также это будет способствовать развитию политической конкуренции в стране, — говорил с экрана Токаев.

Все пять партий, участвовавших в выборах 10 января, восхваляли нынешнюю власть. Четыре «конкурента» «Нур Отана» — партии бывшего президента Нурсултана Назарбаева, который, несмотря на отставку, сохранил широкие полномочия и влияет на госаппарат и своего ставленника Токаева, — избегали критики проводимой в стране политики. По официальным итогам, обнародованным Центризбиркомом, в мажилис прошли три партии. «Нур Отан» сохранил за собой большинство мест, провластная «Ак жол» получила 12 мандатов, лояльная к властям Народная партия (бывшая Коммунистическая народная партия) — 10 мандатов. Набравшая, по информации ЦИК, свыше пяти процентов партия «Ауыл» и получившая более четырех процентов партия «Адал» в мажилис не попали.

Подсчет голосов на избирательном участке в селе Жалгамыс в Алматинской области. 10 января 2021 года. Независимые наблюдатели, которые заявляли о грубых нарушениях на выборах и беспрецедентном давлении властей, представили расходящиеся с официальными данными цифры по поддержке партий. Они сообщали о множестве испорченных бюллетеней, а некоторые казахстанцы выкладывали в Сеть фотографии с перечеркнутыми партиями и «внесенными» в список своими вариантами. Графу «против всех» в Казахстане убрали из бюллетеней в 2011 году, перед досрочными президентскими выборами. Через 10 лет Токаев высказался за ее возвращение.

— Для нас нормальным явлением должно стать альтернативное мнение и голосование против.

Поэтому в избирательные бюллетени всех уровней следует ввести графу «против всех». Эта инициатива создаст условия для защиты избирательных прав граждан. Ведь официальная демонстрация отсутствия выбора – это тоже выбор, — сказал Токаев, добавив, что «в мировой практике закреплено право человека легитимно выражать свое несогласие с выборами или голосовать против всех кандидатов». Активно выразить несогласие в день голосования пытались десятки людей, но власти разогнали протесты. В Алматы СОБР продержал в многочасовом окружении вышедших на протест активистов движения «Oyan, Qazaqstan» и сторонников группы по созданию Демократической партии. Западные правозащитники осудили эти действия как «репрессивную тактику».

Десятки людей были задержаны 10 января в крупных городах в местах, обозначенных точками для проведения митингов живущим за границей бывшим банкиром и оппозиционным политиком Мухтаром Аблязовым. Глава миссии наблюдателей ОБСЕ Ярослав Домански назвал меры полиции «непропорциональными и необоснованными», нарушающими право на мирные демонстрации.

Как активисты вышли на протест и оказались в многочасовом окружении

Миссия ОБСЕ подчеркнула также, что системные ограничения гарантированных Конституцией основных свобод лишили казахстанских избирателей подлинного выбора, из-за чего упущена возможность проводить объявленные политические реформы. На избирательном участке в Алматы в день выборов в мажилис и маслихаты. 10 января 2021 года.

 

ТОТ ЖЕ СПИКЕР, ТОТ ЖЕ ПРЕМЬЕР. ЗАПИНАЮЩИЕСЯ ДЕПУТАТЫ

Касым-Жомарт Токаев 15 января в парламенте повторил обещания «политической модернизации», заявив, что после «выборов сельских акимов можно будет переходить к выборам районных». Эксперты говорят, что большинство изменений, преподнесенных в прошлом году администрацией Токаева как «реформы», носят косметический характер и не меняют суть изобилующего ограничениями законодательства.

Снижение необходимого для регистрации партии числа членов — с 40 до 20 тысяч — не может считаться «реформой», убеждены некоторые политологи и правозащитники, отмечающие, что зарегистрироваться в Казахстане могут только лояльные властям партии (несколько оппозиционных групп в 2019 и в 2020 году пытались создать партии, но заявили, что им не удалось провести учредительные съезды из-за чинимых властями препятствий). Введение 30-процентных квот в избирательных списках для женщин и молодежи не способствует реальному расширению представительства, добавляют аналитики.

— Когда вносили изменения в законодательство о мирных собраниях, сказали, что будет уведомительный механизм, но власть до сих пор контролирует этот процесс. То же самое и с политическими партиями: снизили [порог для регистрации] с 40 до 20 тысяч [членов], но не было зарегистрировано ни одной новой политической партии. Парламентские выборы вызвали мощный негативный резонанс, повторяется ситуация 2019 года [после президентских выборов] — рост социальной напряженности и активный рост протестности. И сейчас Токаев снова делает заявление, пытаясь выступить в роли «реформатора». Возникает закономерный вопрос: Токаев на посту президента скоро два года, почему эти изменения не были подготовлены к этим выборам? — говорит политолог Досым Сатпаев, директор «Группы оценки рисков». — Токаев с 2019 года говорит о «слышащем государстве», необходимости политических реформ, но парламентские выборы прошли так же, как и при Назарбаеве, ничего не поменялось. И Токаеву необходимо думать о своем имидже, и в этом плане необходимо заняться политтехнологией — закинуть тезисы продолжения политических реформ. Токаев напоминает косметолога, который пытается систему «припудрить» — здесь замазать, тут замазать, а кожа старая, дряблая.

Делать хирургические операции никто не дает, даже если бы он захотел.

После выборов свои посты сохранили спикер мажилиса Нурлан Нигматулин и премьер-министр Аскар Мамин, назначенный руководить правительством при Назарбаеве. Бывший президент 14 января предложил прошедшим в мажилис членам своей партии поддержать кандидатуру Мамина на пост премьера, на следующий день Мамина вновь утвердили главой правительства большинством голосов (86 «за», 21 «воздержался»). Премьер-министр Аскар Мамин, назначенный на эту должность в 2019 году Назарбаевым, сохранил свой пост.

Премьер-министр Аскар Мамин, назначенный на эту должность в 2019 году Назарбаевым, сохранил свой пост. Процедура голосования за Мамина в мажилисе во второй половине дня 15 января прошла тоже за закрытыми дверями. В прямом эфире транслировали лишь церемонию присяги новых депутатов мажилиса — многие читали одно предложение с листа и при этом запинались — и безальтернативное (пере)избрание Нурлана Нигматулина на пост главы палаты. Его кандидатуру в качестве спикера тоже предложил Назарбаев.

В пятницу в мажилисе определились с руководителями комитетов палаты. Пять из семи комитетов возглавили депутаты от «Нур Отана», по одному — представители «Ак жола» и Народной партии, которые теперь считаются «парламентской оппозицией».

Старшая дочь Назарбаева, 57-летняя Дарига Назарбаева (бывший спикер верхней палаты парламента, ее депутатские полномочия прекратил Токаев в мае прошлого года), которая прошла в мажилис по списку партии своего отца, вошла в комитет по экономическим реформам и региональному развитию. Дарига Назарбаева в нижней палате не новичок, она была депутатом мажилиса пятого созыва, в 2014–2015 годах занимала там пост вице-спикера.

Статьи по теме

План «Крепостные»

План «Крепостные»

More details
Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

Уйдут ли американцы из Афганистана на север?

More details
Мнение. Деспоты и харизматики

Мнение. Деспоты и харизматики

More details