Политический сыск вне закона

То, о чем пойдет речь, с точки зрения общественной значимости, может быть, и не тянет на сенсацию с последующим выходом на скандал. Но, оказывается, существуют в рамках МВД подразделения, дипломатично именуемые отделами «по связям с общественными объединениями». На самом деле они занимаются отслеживанием деятельности общественных объединений граждан и созданы по приказу МВД РК, который не имеет государственной регистрации, то есть существует незаконно!

 

 

Трудно поверить, но подразделение, с легкой руки оппозиционных журналистов именуемое политическим сыском, точно такой же нелегал, как и ныне незарегистрированная партия «Алга». Статус одинаков, но отношение — разное.

 

При этом формирование, о котором мы говорим, вооружено, имеет разветвленную структуру, носит форму сотрудников полиции и выполняет... (как оказалось) незаконные действия в отношении граждан нашей страны.

 

Причем не всех, а только тех, кто рискнул создать или вступить в общественное объединение, то есть тех, кто рискнул воспользоваться своим конституционным правом, предусмотренным Основным законом страны.

 

Невиновных нет

 

Чтобы понять, как такое получилось, немного истории. На заре казахстанской независимости для подавления не всегда «оправданных» действий сограждан власти были озабочены (или озадачены) недопущением роста общественных объединений, их политической активности, проявлениями негативных тенденций по отношению к начинавшимся тогда реформам и т.д.

 

Это определило появление в 1993 году приказа МВД РК от 31 декабря 1993 г. № 469 «Об организации работы органов внутренних дел по связи с общественными объединениями». Приказ предусматривал организацию работы по «информационному обеспечению отраслевых служб органов внутренних дел о противоправной деятельности общественных объединений с целью выработки управленческих решений и оказания при проверке и расследовании фактов противоправной деятельности общественных объединений и их членов».

 

Иными словами, этим приказом в 1993 году и по сей день поставлен под сомнение принцип презумпции невиновности граждан РК, перечеркнуты нормы Уголовно-процессуального кодекса РК, налагающие запрет на производство оперативных мероприятий в отношении лиц, которые не подозреваются в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

 

В нарушение этих основополагающих принципов права было создано целое подразделение, призванное заниматься сбором информации (читай: доказательств вины) о гражданах Республики Казахстан — членах общественных организаций.

 

Захотели и... приказали

 

Не нужно быть большим профессионалом в области юриспруденции, чтобы понять, что все это было сделано вразрез с нормами Конституции Республики Казахстан 1995 года, провозгласившей «действующим правом в Республике Казахстан... нормы Конституции, соответствующих ей законов, иных нормативных правовых актов, международных договорных и иных обязательств Республики, а также нормативных постановлений Конституционного Совета и Верховного Суда Республики» (ст. 4 Конституции РК).

 

А потому более чем очевидно, что указанный приказ, породивший казахстанский «политический сыск», не является нормативным правовым актом. Он не может являться таковым уже только потому, что «не подлежит государственной регистрации в Министерстве юстиции в соответствии с письмом Министерства юстиции РК от 07.01.05 г. №4—1—2/И-11» — ведь именно такая формулировка сопровождает пресловутый приказ в справочной информационной системе «Параграф».

 

То есть данный приказ не зарегистрирован, как того требует Закон РК «О нормативных правовых актах» (24.03.1998 г. №213‑I). Совершенно не случайны требования статьи 38 этого закона, предусматривающие «государственную регистрацию нормативных правовых актов центральных исполнительных и иных центральных государственных органов как условие их вступления в силу».

 

Отдельный абзац упомянутой статьи, как мне кажется, просто необходимо процитировать специально для руководителей Министерства внутренних дел Республики Казахстан: «Незарегистрированные нормативные правовые акты не имеют юридической силы и должны быть отменены органом, издавшим их, если решение органов юстиции не обжаловано в установленном порядке».

 

Одним словом, Минюст, строго следуя букве Конституции, отказался регистрировать данную самодеятельность МВД. Это было не сложно, учитывая, что таковая исключается, если правовой акт:

 

1) ущемляет установленные законом права и свободы граждан;

 

2) противоречит нормативным правовым актам вышестоящего уровня;

 

3) выходит за пределы компетенции органа, издавшего нормативный правовой акт;

 

4) не согласован, если согласование необходимо;

 

5) принят с нарушением порядка, установленного правилами государственной регистрации, а также оформления и согласования проектов нормативных правовых актов, подлежащих государственной регистрации» (п. 2 ст. 38 Закона Республики Казахстан «О нормативных правовых актах»).

 

Как минимум трех первых пунктов достаточно, чтобы МВД было отказано в регистрации.

 

Кругом одни уголовники?

 

Отдельный разговор о том, что из себя представляет деятельность этих подразделений (отделов, отделений, групп) по связи с общественными объединениями. Из приказа явствует, что им предписано:

 

- своевременно информировать вышестоящие органы, а также прокуратуру, органы юстиции и другие заинтересованные государственные структуры о готовящихся и совершенных фактах противоправной деятельности общественных объединений и их членов;

 

- обеспечивать свое­временное выявление, документирование совместно с другими службами и оформление материалов для привлечения к ответственности лиц, допустивших противоправные действия в связи с деятельностью общественных объединений;

 

- вести справочные, аудио-, фото- и видео­учеты по фактам противоправных действий, допущенных членами общественных объединений, с целью подготовки информаций и предложений органам юстиции, регистрирующих общественные объединения.

 

Убежден, что перечисленные виды деятельности вкупе можно квалифицировать не иначе как незаконный сыск, как прямое нарушение уголовно-процессуальных норм.

 

Право знать, в чем его подозревают или обвиняют, есть у каждого гражданина Республики Казахстан. Защита граждан от несанкционированных действий государственных органов (все три пункта, перечисленные чуть выше) прямо предусмотрена ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса РК. Никто и никогда из органа уголовного преследования не вправе игнорировать требования этой статьи. Ведь конституционное право граждан на объединение не является тяжким или особо тяжким преступлением. Или является? Тогда страшно...

 

Если предположить, что в отношении всех «объединенных» граждан возбуждено одно большое уголовное дело, а в отношении каждого — выделено в отдельное производство по территориальности и месту жительства... тогда все абсолютно законно. Тотально законно. Законно авторитарно и навсегда. Остается познакомиться со следователем, материалами и представителями надзорного органа. Ведь санкционированы должны быть следственные действия в отношении преступников...

 

А как же тогда равенство всех перед законом и судом? Как быть с полным запретом на дискриминацию? Что делать со статьей 39 Конституции, однозначно предписывающей всем (!!!) и навсегда (!!!) не подвергать ограничениям равенство и не подвергать граждан Республики Казахстан дискриминации, в том числе и по принадлежности к общественным объединениям (п. 3 ст. 39; ст. 14 Конституции РК).

 

Пора поставить под сомнение

 

Здесь, естественно, возникает традиционный вопрос «Кто виноват и что делать?». Боюсь, что не оправдаю надежды желающих обвинить во всем надзорный орган, мол, куда смотрит прокуратура. Это было бы возможно лишь в том случае, если кто-то из общественных организаций, столкнувшихся с деятельностью спецподразделения МВД, поставил под сомнение:

 

а) легитимность этого подразделения;

 

б) законность способов добывания доказательств и их допустимость в качестве таковых, представленных в суды по административным делам;

 

в) работу судей, которые не интересуются правоустанавливающими документами сотрудников полиции, их подразделений (в отличие от учредительных и уставных документов общественных объединений);

 

г) собственное поведение и нежелание в установленном законом порядке заявить судье ходатайство об исключении из лексикона фразы: «критически отнесся к показаниям свидетелей» и подлинного выяснения лжесвидетельства или наоборот. Кстати, и о выяснении алиби судью тоже можно попросить...

 

И последнее. Становление нашего государства правовым во многом зависит от государственных органов различного уровня и толка. Однако полагаться целиком и полностью на их работу неправильно. Для приведенной выше почти тупиковой ситуации разрешение найдется достаточно быстро. Тем более что ряд вопросов, здесь не прозвучавших, в какой-то мере способствует нашей безопасности.

 

Так вот: разрешение будет быстрым при условии участия в этом самих общественных объединений — значительной части того самого третьего сектора, или, как называет его глава государства, гражданского общества.

 

Не думаю, что вопросы безопасности распространяются на большинство общественных объединений. Однако от работы большинства этих объединений напрямую зависит, как быстро прокурорские работники предпримут предусмотренные законом меры для отмены нелегитимного приказа.

 

И как быстро судьи научатся ставить под сомнение правомочия людей в форме полицейских. И как скоро полицейские, выполняя правоохранительную функцию государства, научатся уважать конституционные права и свободы граждан. И как скоро граждане будут принимать участие в управлении страной без оглядки на человека в мундире.

 

Юрий ГУСАКОВ, директор карагандинского филиала Казахстанского бюро по правам человека и соблюдению законности

 

Источник: Газета "Голос Республики" №43 (124) от 06 ноября 2009 года

 

 

Статьи по теме

Это возврат активов или сделка с ворами?

Это возврат активов или сделка с ворами?

More details
Депутат требует запретить банкам, получившим помощь из Нацфонда, выплачивать дивиденды акционерам

Депутат требует запретить банкам, получившим помощь из Нацфонда, выплачивать дивиденды акционерам

More details
Эксперты Комитета против пыток высоко оценивают усовершенствование законодательства Казахстана

Эксперты Комитета против пыток высоко оценивают усовершенствование законодательства Казахстана

More details